Александр Притыкин: «Болит спина, тянет ногу, немеет рука – можно сразу идти ко мне!»

Травматолог-ортопед высшей категории, вертебролог Многопрофильного центра современной медицины «Евромед» Александр Притыкин – о стремительно молодеющих болезнях, штанге в 100 килограммов, заплыве на километр и докторах, «записывающихся» в коллеги.

544115 февраля 2023
Александр Притыкин: «Болит спина, тянет ногу, немеет рука – можно сразу идти ко мне!»

Почти два года назад корреспондент «ВОмске» впервые беседовал с Александром Витальевичем – о здоровых позвонках и тревожных «звонках» спины, о 250 операциях в год, о «стандартном» врачевании переломов и «творческом» исправлении сколиоза… Продолжим тему.

– Александр Витальевич, напомните, пожалуйста, сколько уже лет Вы лечите людям позвоночники?

— В 2004 году я закончил кафедру травматологии и ортопедии медицинского университета. С 2008 года начал оперировать позвоночники. А до этого я работал ортопедом-травматологом, оперировал и руки, и ноги, которыми продолжал параллельно заниматься до 2015 года. Но семь лет назад я сфокусировал свою деятельность именно на лечении позвоночника.

— Как, на Ваш взгляд, за это время изменилось состояние позвоночника среднестатистического человека?

— Изменилось в худшую сторону. Болезнь помолодела. У людей в возрасте 40+ или у детей 90-х основными причинами повреждений были какие-либо травмы или поднятие тяжестей, а сегодня из-за качества работы, развития IT-технологий, которые приводят к малоподвижному образу жизни, ко мне приходят всё более молодые пациенты. Я никогда не думал, что буду предлагать малоинвазивные способы вмешательства восемнадцатилетним. Ко мне приходят молодые люди с грыжами, которых приходится оперировать, если медикаментозное лечение не помогает. Основными причинами ухудшения состояния позвоночника у людей на сегодняшний день являются неправильные нагрузки на позвоночник и гиподинамия.

— Как Вы считаете, почему, когда из каждого утюга говорят, что нужно больше двигаться, современные люди не делают этого?

— У некоторых, возможно, не хватает времени. Хотя самая основная причина, конечно, – это лень. Впрочем, нашими пациентами порой становятся и те, кто двигается много, у кого большие физические нагрузки, например, спортсмены. Во всем нужна мера.

— Если говорить о способах* лечения позвоночника, что изменилось с того времени, когда Вы только начинали работать в этой сфере?

— Во-первых, в хирургии произошел большой прорыв за счет имплантов. Их качество стало в разы лучше. Если в начале 2000-х вместо диска или позвонка могли поставить искусственную кость или кость пациента (из ребра, например), то сейчас импланты изготавливают из качественного металла, который не окисляется в организме, с ним можно даже МРТ делать.

Во-вторых, появилось много малоинвазивных способов лечения. Какие-то проблемы можно решить проколом — уменьшить диск, удалить грыжу. Можно использовать эндоскопические технологии. Консервативная же терапия, можно сказать, осталась на прежнем уровне — по-прежнему актуальны физиолечение, массаж, мануальная терапия. Ведь они действительно помогают.

— Насколько хорошо оснащен «Евромед» по Вашему направлению?

— Есть абсолютно всё. На хорошем современном уровне.

— Есть разница со столичными центрами, зарубежными?

— Начнем с того, что в Москве тоже центры бывают разные. В Омске мы однозначно на передовой. В России находимся в первой десятке. По сравнению с зарубежными медучреждениями, если брать среднестатистические клиники, то уровень вполне сравнимый.

— Вы сказали, что сами учились в Германии. Где еще Вы набирались опыта?

— Если брать Россию — учился у профессора Сергея Васильевича Колесова в «Центральном научно-исследовательском институте травматологии и ортопедии им. Приорова», ездил также в Новосибирск. Но самый лучший опыт я получил всё-таки в Германии, где учился на выездных сессиях в течение пяти лет. Большое влияние на меня также оказал Григорий Юрьевич Островский, работающий в городе Карлсбад (Калифорния), это один из лучших хирургов-спинальников мира. Можно сказать, что он кардинально поменял моё мировоззрение в подходах к хирургии большой открытой тяжелой деформации, в подходах к инструментальной коррекции самого позвоночного столба. Он достаточно радикальный человек – если уж делать, то делать капитально. Я провожу много операций посредством малоинвазивных вмешательств, но считаю, что самая лучшая хирургия – это открытая. Когда оперируешь открытым способом, ты видишь, что делаешь, делаешь это капитально и знаешь, какой результат получишь.

— Скажите, пожалуйста, в Омске много вертебрологов или Вы – уникальный специалист?

— В России сложилась парадоксальная ситуация: едва ли не каждый невролог, мануальный терапевт зачем-то называет себя вертебрологом. Но на самом деле в Омске всего три места, где занимаются вертебрологией, одно из них – «Евромед». Еще есть нейрохирургические отделения, которые занимаются удалением грыж, работают с позвоночным каналом, спинным мозгом. Но не нужно это путать с вертебрологией — там не занимаются ортопедической коррекцией позвоночного столба, устранением деформацией. Они занимаются неврологическим дефицитом, например, выпавшей грыжей. С такими специалистами мы тоже плотно работаем.

— Скажите, пожалуйста, с какими проблемами к Вам может обратиться человек?

— Когда болит спина, тянет ногу, немеет рука или нога, можно сразу прийти ко мне — это может быть грыжевое выпячивание либо смещение позвонка. По снимку МРТ мы решаем, нужно оперировать пациента или нет. Если не нужно, мы его лечим консервативно, иногда корректируем лечение с неврологом. Если человека беспокоит просто боль в спине, то нужно обращаться к неврологу. А вот если невролог не может своими силами устранить боль, то приходят ко мне. Мы также используем малоинвазивные способы лечения – блокады, в том числе под контролем рентгена, радиочастотную денервацию и так далее, которые помогают убрать болевые ощущения.

— На каком этапе нужно делать МРТ?

— Существует два типа боли. Первая – обычная локальная боль в спине. В этом случае МРТ, на мой взгляд, делать не обязательно. Сначала стоит полечить артроз мелких суставов позвоночного столба – спондилоартроз – обычное явление, которое и дает эту боль. Можно попробовать противовоспалительную терапию, массаж, физиолечение. Если это не помогает, тогда можно использовать какие-то инструментальные способы. В первую очередь МРТ хорошо тем, что не несет лучевой нагрузки и благодаря ему мы видим межпозвоночные диски, трубку спинного мозга.

Если же у пациента боли в пояснице или шее, и имеет место иррадиация (онемение какой-то конечности или тянущая боль), то, конечно, стоит сделать МРТ сразу.

— Вы сказали, что основные причины повреждений позвоночника — это малоподвижный образ жизни или чрезмерные нагрузки. А как определить норму?

— Считаю, спорт – это, конечно, хорошо, но лучше – физкультура. Самое оптимальное – занятия плаванием, аквааэробикой, легкая гимнастика, фитнес, немного занятий в тренажерном зале. Люди, которые начинают приседать со штангой за 100 кг, пытаясь доказать себе что-то, чаще всего ко мне и приходят – последний диск в позвоночнике обычно таких нагрузок не выдерживает. Поэтому здесь нужна золотая середина. Когда люди целыми днями сидят за компьютером, мышцы спины, наоборот, атрофируются, и диски начинают «плыть», дегенеративные изменения развиваются сильнее. В этом деле важен здравый смысл.

— Что Вы сами делаете для поддержания здоровья позвоночника?

— Я плаваю на спине. Чтобы не допустить шейного остеохондроза – профессионального заболевания хирургов, проводящих много часов за операциями.

— Остеохондроз – довольно распространенная напасть. Как лечить это заболевание?

— Лечить можно по-разному, в том числе и оперативным путем. Большинство неврологов, и даже ряд нейрохирургов, не знают, что мы активно оперируем шею. Шея в отличие от поясницы в плане реабилитационного лечения и восстановительного периода гораздо более благодарна. В день операции мы уже разрешаем пациенту вставать, садиться, ходить. При замене диска это нормальная практика. Плюс пациент пребывает в стационаре всего от трех до пяти дней, а не лежит неделями. Шейный остеохондроз, шейные грыжи нужно убирать чаще, чем поясничные, поскольку в шейном отделе есть истинное вещество спинного мозга, которое выходит из головного, а в пояснице самого спинного мозга нет, есть трубка с корешками. Поэтому если в пояснице есть даже очень большая грыжа, но она никак не мешает, мы ее не трогаем, не оперируем. А если грыжа обнаружена в шее, и она давит на истинное вещество спинного мозга, это может привести к вторичным необратимым изменениям. Поэтому лучше прийти к нам.

В Омске шейными операциями занимаются только вертебрологи, нейрохирурги такими операциями не занимаются. Мы проводим амбулаторные операции, например, радиочастотную денервацию – удаление мелких нервов. Холодно-плазменная нуклеопластика проводится молодым пациентам при маленьких грыжах, проколом уменьшаем в объеме диск. Достаточно распространенная операция – вертебропластика – выполняется при переломах на фоне остеопороза, при доброкачественных гемангиомах, метастазах.

— Скажите пару слов про сколиоз, это тоже, увы, очень распространенная болезнь.

— Существует четыре степени сколиотической деформации. Первые две степени не так страшны, с ними можно жить, но этим нужно заниматься. А вот в случае с третьей и четвертой степенями имеют место серьезные деформации, с которыми связаны проблемы и дыхательной системы, и кардиологического характера, и нарушения работы со стороны желудочно-кишечного тракта, также это достаточно сильный косметический дефект.



— Как определить степень сколиоза?

— Прежде всего, это визуальный осмотр у вертебролога, обязательно делаем снимки — ортоспондилограммы грудопоясничного отдела позвоночника со сшивкой – обязательно в двух положениях, когда пациент и стоит, и лежит – мы смотрим, как двигается позвоночный столб. Причем в Омске всего два центра, где можно пройти такое обследование, в том числе – у нас в «Евромеде». Это достаточно хорошее обследование, и если я берусь делать какую-то продленную деформацию, то не делаю операцию без такого обследования. Мне нужно понимать, куда имплант ставить на всем протяжении. Пациентам с третьей и четвертой степенью, в основном, помогают хирурги.

— Вы делаете какие-то операции по квотам на высокотехнологичную медицинскую помощь?

— Да. Делаем стандартные для нас операции – транспедикулярные фиксации, межтеловой спондилодез, нуклеопластику. Оперируем по ним очень ограниченное количество пациентов – эти квоты расписаны практически на год.

— Вернемся теперь к Вам и Вашим методам поддержания здоровья. Плаванием как часто занимаетесь?

— Два раза в неделю по часу. Вечером, не спеша, проплываю примерно по километру. Для хорошего самочувствия этого вполне достаточно. Больше летом могу проплыть. На лодке :)

Я заядлый рыбак, спиннингист. Люблю рыбачить с лодки, никаких сетей, практически «поймай-отпусти». Езжу туда, где мобильная сеть не ловит, чтобы побывать в тишине.

 

* - Удаление позвонка с эндопротезированием; артродез позвоночника (спондилодез) с использованием видеоэндоскопических технологий и другие.

 

Лицензия ФС-55-01-001469-20 от 12.08.2020 г.

Реклама
ООО «МЦСМ «Евромед»
https://euromed-omsk.ru/

Комментарии



























Блог-пост

Сергей Костарев

— эколог, урбанполитик

Нателла Кисилевская

— журналистка

Нателла Кисилевская

— журналистка


Яндекс.Директ ВОмске

Стиль жизни

«Включить здоровый пофигизм, отключить чувство вины»

Story

«Включить здоровый пофигизм, отключить чувство вины»

Владелица омской чайно-кофейной сети VINTAGE Елена Михайлова — о трех годах обучения любви к себе, ответном воспитании немытыми руками, чтении «всего не приколоченного» и семидесятистрочных стихах наизусть, да и вообще о том, каково это — одновременно выращивать детей и бизнес.  

283612 июня 2024
«Если ты не построишь свою мечту, тебя наймет другой человек и построит эту мечту с помощью тебя»

Story

«Если ты не построишь свою мечту, тебя наймет другой человек и построит эту мечту с помощью тебя»

Юлия Алхамви – о том, как они с мужем Захиром устроили сладкую жизнь дома и на работе, на которую она смотрит как на... отдых. Об избавлении от конфликтов договоренностями «на берегу», неслучайном совпадении числа детей и проектов-направлений, о том как далеко намерен шагнуть семейный бренд «Алхамви». А также о том, где в Омске можно попробовать сирийские блюда и настоящий арабский кофе на песке.

305911 июня 2024
«Жить с ощущением того, что я сегодня лучше, чем вчера»

Story

«Жить с ощущением того, что я сегодня лучше, чем вчера»

Мария Бахтина – о пути от студентки после курсов маникюра до совладельца сети барбершопов DABRO, «МЕТРО» и салонов красоты Love me, обслуживающих по 16 000 человек в месяц уже не только в Омске, о тесте на «бизнес-совместимость» в детском лагере, свиданиях в замужестве и традициях в семье.

313806 июня 2024
«Мой девиз по жизни – мне можно всё»

Здоровье

«Мой девиз по жизни – мне можно всё»

Заведующий кафедрой теории и методики адаптивной физической культуры ФГБОУ ВО СибГУФК, кандидат биологических наук, доцент Ирина Таламова — о простукивании тела и прослушивании скрипки, приветствиях Солнцу и Луне, рекомендуемых «квадрате» и «треугольнике», ободряющей татуировке и психорегулирующей вышивке.

3178203 июня 2024

Подписаться на рассылку

Яндекс.Директ ВОмске




Наверх