«Всё думал: привезут мне отрезанную руку, и что я с ней буду делать?»

Глаза горят — и руки делают. Омский микрохирург Илья Кунгуров, который работает с кистями рук, рассказывает о тоннельном синдроме, табуированной лексике, преодолении личных комплексов и о том, что пишут в секретном тг-канале знаменитые хирурги.

3294316 июня 2020
«Всё думал: привезут мне отрезанную руку, и что я с ней буду делать?»

Шесть лет назад 30-летний Иван из Тюкалинского района рубил дрова. По кривой невезенья топор отскочил и отсек парню два пальца на правой руке.

Утром того же дня молодой хирург Илья Кунгуров в очередной раз волновался: на тот момент опыт у него, травматолога-ортопеда, был не очень большой, за операционным столом больше ассистировал, сам пока ничего не шил. Точил его уже много месяцев червячок тревоги: вот как привезут отрезанную руку, что с ней буду делать?... Привезли не руку, но пальцы — и Ивана из Тюкалинска к ним. Опытная медсестра, поглядев на Илью, похлопала его по плечу: «Ну-ка не бойся, пошли, всё ты умеешь!». На самом деле она погрубее сказала, но так было даже лучше: врача её уверенность немного успокоила. Как положено, зафиксировал кости, сшил артерии, вены, сухожилия — проделал массу сложных манипуляций... Успешно ли прошла операция, сразу не скажешь: хирург не спал всю ночь, переживал, мысленно «перешивал»… На следующий день коллеги из хирургического центра позвонили и поздравили: первая реплантация, которую провел молодой хирург, прошла успешно. Ему даже предложили «проставиться» за операционный дебют, но это уже к делу не относится.

1

Кости у Ивана срослись через два месяца. Чувствительность частично, но восстановилась. Брать предметы может. Все у него сложилось и в кисти, и в жизни, и даже школу для детей открыл у себя в Тюкалинске: учит мастерить всякое руками. Когда пришел к хирургу с контрольным визитом, принес в подарок банку свежего барсучьего жира и мёда с местной пасеки.

«Он был доволен. И я был доволен», — говорит Кунгуров. С тех пор много воды (и операций) утекло, и он, несмотря на свой еще не самый солидный возраст, перестал быть для города «молодым хирургом». Теперь про него говорят: «опытный микрохирург». И добавляют — «один из шести в Омске», «уникальный кистевик» и «сложнейшие операции делает!..».

«Страх тогда был… Да что там, он есть и сейчас – однозначно»: в городе микрохирургией занимаются единицы. При этом сфера достаточно широкая: включает в себя травматологию, ортопедию, сосудистую хирургию, пластическую хирургию и нейрохирургию. Главное направление Ильи Кунгурова — работа с кистью руки.

«В карты играть меня не сманишь, а вот к жизни азартен»: в медицину он пришел на спор, больше, конечно, с самим собой. Как-то его одноклассник — даже не близкий друг, а так, школьный приятель — обмолвился: «А я в мединститут поступлю!» Парень был из медицинской семьи, и такая в его словах была уверенность и безапелляционность, что семиклассник Илья, как говорится, «зацепился» и сказал – а я тоже! Хотя в его семье медиков отродясь не было, родители — инженеры. Готовиться к поступлению помогала бабушка — химик-биолог. Она «натаскивала» по естественным наукам, которые будущий хирург (в отличие от математики и иностранных языков) и без того любил.

Поступил в медакадемию легко, выбрал педиатрию, учился с удовольствием. Колебаний насчет профессии не было ни разу — понял сразу: настоящее, его, призвание.

— Мой друг по студенческой баскетбольной команде, травматолог-ортопед, студент ординатуры, всегда очень азартно рассказывал в раздевалке про операции. С эмоцией, с задором – заслушаешься! «Косточки собрали, ткани сшили, аппарат Илизарова наложили…». Я тогда учился на четвертом курсе. Практику проходил в городской детской клинической больнице, познакомился с одним из лучших омских ортопедов Александром Владимировичем Юшко. Тот всегда говорил: «Обожаю свою профессию, из любого хромого ребенка сделаю здорового». И делал! Уникальный человек, уникальные операции…

Так и пошло-поехало. Ради специализации — тут Илья Сергеевич смущенно улыбается — прогуливал лекции по инфекционке, потом «нагонял» самостоятельно. Был уверен: чем больше практики, тем больше толку. Его «заразили» микрохирургией. До сих пор чувствует азарт и спортивный интерес: «могу — не могу?», «могу просто вырезать новообразования или могу больше?».

Может больше: в прошлом году в «Евромеде» Илья Кунгуров и его старший товарищ, коллега, детский ортопед прооперировали около десятка детей со сросшимися пальцами — для Омска это очень большая цифра. Синдактилия – врожденная аномалия развития, при которой полностью или не до конца сращены несколько пальцев кисти. Это, конечно, редкость, но не такая, как может показаться. А полидактилия — когда на руке лишние пальцы — встречается в два раза чаще, чем синдактилия: в квартал микрохирург оперирует одного-двух пациентов с такой патологией.

2

— Безусловно, для меня это сложные операции. Тревожные — в плане анатомии и в плане реабилитации. Стараемся максимально дорожить тканями, чтобы таких фотографий было меньше, — хирург показывает одно из многочисленных фото в своем профессиональном альбоме, где девочке операцию сделали неудачно, наложили очень толстые швы. Впрочем, ругать коллег он никогда вслух не станет: «Если подвергнешь критике своего коллегу, если начнешь ругать кого-то за неровный шов, завтра сам ошибешься. Проверено!».

А еще он раньше не фотографировал руки пациента до операции, только после. Тоже страхи и комплексы. Начал делать фото «до», когда знаменитый московский микрохирург Тимофей Сухинин признался ему: и у него был такой же комплекс. А что делать — с комплексами надо бороться!

Он с радостью и благодарностью учится у своих столичных коллег. Среди них — не только Тимофей Юрьевич Сухинин, тот самый, который пришил руки Маргарите Грачевой (громкая и ужасающая своей жестокостью история, когда муж лишил жительницу подмосковного Серпухова обеих кистей, — прим. ред.). Готовы делиться опытом не менее известный московский хирург Георгий Адольфович Назарян и «мегаспециалист» из Петербурга Владимир Иванович Заварухин. Все они на связи.

— Представьте, два человека, Назарян и Сухинин, пришивают руки 20-миллионной Москве и Подмосковью. Ты пишешь кандидату медицинских наук смс с вопросом, он тебе перезванивает совершенно по-дружески: мол, сделай вот так… И таких в нашей профессии большинство. Энтузиасты, горят глаза, руки делают, кисти шьют, ни о какой «интеллектуальной собственности» речь не идет — все открыты и готовы помогать коллегам.

Кунгуров рассказывает, что у них существует закрытый телеграм-чат, в котором 436 человек: «от профессоров из Чикаго, Барселоны и Берлина до простых докторов из Омска, как я». Там разбирают сложные — как нынче принято говорить — кейсы, делятся находками, удачами, неудачами и новостями.

Каждый год омич ездит на конференции и переквалификации по реконструктивной хирургии и современным методикам. Не пропускает ни одного съезда кистевых хирургов, потому что он и сам член «Российской кистевой группы» — клуба единомышленников, занимающихся различными патологиями кисти, со всех регионов России, ближнего и дальнего зарубежья.

И, конечно, много практикует: «Для меня первостепенно работать руками». 35-летний врач признается, что ему нужно постоянное движение. Его учителем в Омске был Михаил Парменович Пичугов, один из корифеев омской хирургии. Четыре года назад он ушел из жизни, а молодой врач продолжил его дело.

Ординатура, два года в «неотложке», одно время – сразу на трех работах: в детской больнице №3 (там он и по сей день выходит на дежурства), в клинико-медицинском хирургическом центре заведовал хирургией, принимал пациентов в «Евромеде». Дело не столько в финансах, а в том, что везде разные пациенты, везде интересно, а практики много не бывает. На постоянное место работы в «Евромед» на Левом берегу он перешел не очень давно, но знают его здесь уже шесть лет как врача-совместителя. В частной клинике довольны, сам врач тоже: «Здесь своя операционная, новейшее оборудование, своя бригада, медсестра, могу пригласить ассистента. Могу творить!».

Свою работу он считает именно творчеством, а не ремеслом. В «Евромеде» у него шесть-семь операций в неделю. Перед каждой — будь то серьезная комбинированная генетическая аномалия или же небольшой и не особо опасный нарост на суставе — берет в руки книжку по анатомии и усаживается за чтение. Сколько раз перелистывал её страницы за все эти годы — сбился со счета. Это не суеверие и не ритуал: это, по мнению Ильи Сергеевича, необходимость.

— Без этого никак: просчитываю каждый шаг — от разреза до зашивания раны. Стараюсь предусмотреть любой форс-мажор: ведь многое не видно до того, как ты сделаешь первое движение скальпелем, и никакой рентген тебе не покажет всех нюансов. Кроме того, есть операции, которые ты отлично знаешь, но давно не делал. Гигромы, опухоли на кистях… Это как «синдром водителя»: едва ты начинаешь считать, что все за рулем уже умеешь, и чуть ослабляешь бдительность, тут же влетаешь куда-нибудь… А мне никуда «влетать» нельзя.

3

Самому маленькому его пациенту был всего месяц: полидактилия с обеих сторон, лишние мизинчики. Прошло, говорит, отлично.

— К детям отношусь как к равным. Они очень тонкие психологи, и если почувствуют твоё заискивание, неуверенность или, наоборот, грубость, то процесс выйдет из-под контроля. У меня даже есть табу на определенные слова: «укольчик», «кровь», «больно». Как говорят родители? «Заходи, Сереженька, больно не будет, здесь уколы не ставят». Это всё, финиш! Ребенок в трансе. Он слышит только про уколы и про боль, и врач видит перед собой напуганного малыша. Сам я даже не произношу слово «операция» — нет, только «манипуляция». Ну а если родители уже ребенка напугали, буду его отвлекать — спрашиваю, а кошка у тебя дома есть? А как её зовут? А что она любит?.. А ты сам что любишь?

У него самого — восьмилетний сын, который любит плавать, учиться и драться тоже, не без этого.

Еще одна удивительная история из практики. Четыре года назад в «Евромед» обратилась девочка 14 лет: у нее по поверхности ладони «растеклось» объемное новообразование. Никаких жалоб, разве что само утолщение смущало. В диагнозе Кунгуров написал — «объемное образование кисти». На операции обнаружил утолщение срединного нерва — обычно он чуть толще стержня шариковой ручки, а тут будто целый маркер в диаметре. На операцию Илья Сергеевич пригласил коллег — в Омске никогда не видели ничего подобного. Операция прошла хорошо, нерв вернулся в канал, ладонь приняла нужную форму, благодарная девочка пошла жить дальше и не стесняться подавать руку при знакомстве. А спустя несколько месяцев омич наткнулся на публикацию испанского коллеги в научном журнале. Аномалия получила название «гамартома», это перерождение жировой ткани, редчайшая генетическая патология — в мире всего не более сорока случаев.

«Нас незаслуженно называют малой авиацией, и никто в нашу специализацию особо не рвется, это работа для энтузиастов», – говорит врач. А когда просишь его за минуту рассказать, чем же ему так дорога его профессия, отвечает: «Это лучшее, что я умею делать в этой жизни, без неё я быстро устаю. Мне ужасно приятно быть нужным людям. Неотложная помощь: не имею возможности отказать. Почти не отдыхаю, все время работаю, смс и звонки в любое время дня и ночи, просьбы, вопросы, это раздражает, это утомляет — и это здорово, это лучшее, что может быть!».

Самое частое, с чем к нему обращаются, помимо аномалий развития и новообразований, — это контрактура Дюпюитрена: наследственное заболевание рук, которое приводит к ограничению разгибания пальцев. Человек порой не может распрямить пальцы полностью — и это, конечно, доставляет очень сильный дискомфорт. Но это успешно лечится. Причем это прекрасная иллюстрация того, как за последние десятилетия изменились подходы в микрохирургии кисти. Если раньше при контрактуре Дюпюитрена врачам необходимо было обязательно браться за скальпель, то теперь применяются более щадящие подходы. В «Евромеде» этот недуг лечат с помощью особой методики под названием «игольчатая апоневротомия». В Омске ей владеет только наш герой: все манипуляции проделываются через небольшие проколы под местной анестезией. Не требуется ни госпитализация, ни восстановительный период — это так называемая «операция одного дня», которую можно проводить пациентам любого возраста.

Довольно часто приходят и с жалобами на тоннельный синдром — неврологическое заболевание, при котором сдавливается срединный нерв, как следствие, начинают болеть и неметь пальцы кисти. В зависимости от области сдавливания хирурги выделяют синдром карпального канала, синдром кубитального канала, синдром канала Гийона и другие. Дрожь, зуд, покалывания, онемение, «мурашки», судороги в пальцах руки и ладонях, отеки пальцев рук, слабость и боль вполне могут быть симптомами туннельной невропатии. «Часто люди не обращают внимания на неприятные ощущения, пока те не становятся интенсивными и постоянными», — Кунгуров рекомендует не откладывать и обращаться за медицинской помощью как можно раньше, потому что болезнь может привести к необратимым повреждениям нерва. Если на ранних стадиях лечением занимаются врачи-неврологи, то на поздних стадиях помочь может только микрохирург: он уменьшает давление на нерв, освобождая его от сдавливающих рубцовых тканей и спаек.

Операция — полдела, есть еще и реабилитация: «Веду пациента до выписки, сам закрываю больничный и не скуплюсь на слова и рекомендации, потому что шов сухожилий — 30 процентов успеха, а остальные 70 процентов — это физиолечение, ЛФК, изометрические упражнения и так далее. А это уже зона ответственности самого пациента».

Сам он — в зоне ответственности за свое внутреннее равновесие – старается отдыхать по мере возможности, а на вопрос, что для него лучший отдых, отвечает коротко — сон. А еще — тренажерный зал («скоро откроются») и художественная литература («хотел бы успевать читать больше»). Недавно с удовольствием перечитал «Графа Монте-Кристо». Очень рекомендует всем нам — вне зависимости от профессии — автобиографическую книгу Федора Григорьевича Углова «Сердце хирурга». Доктор медицинских наук, профессор, долгожитель, невероятный человек, Углов вошел в Книгу рекордов Гиннесса как старейший практикующий хирург в мире: одну из своих операций он проводил накануне столетнего юбилея. В годы войны Углов сознательно остался в осажденном Ленинграде и все 900 героических дней и ночей жизни блокадного города провел у операционного стола. Голодал наравне со всеми жителями, но не прерывал своей работы даже при налетах с обстрелами.

Себя героем не считал: просто такая работа — врач.

 

4

Лицензия № ЛО-55-01-002699 от 20.04.2020 г

Автор:Елена Ярмизина

Фото:предоставлено МЦСМ "Евромед"

Теги:медицинаЕвромед


Яндекс.Директ ВОмске




Комментарии

Ваше мнение

18.06.2020

Как вы относитесь к идее сократить новогодние каникулы-2021 из-за эпидемии коронавируса?

Уже проголосовало 346 человек

12.06.2020

Как вы оцениваете проект генплана Омска?

Уже проголосовало 162 человека



















Другие новости


Яндекс.Директ ВОмске

Эксклюзив

Что будем отмечать, кого поздравлять? Праздники и круглые даты. Россия. Омск. Июль 2020

Когда чёртов вирус, в ус не дуя, шагает по планете, когда весь мир живёт и чихает согласно Роспотребнадзору, мы объявляем: в жизни всегда есть место празднику!

1012130 июня 2020

Как в Омске пока не умерли 5 детей

Необратимая реакция: пока чиновники минздрава судятся с родителями, те смотрят, как их дети ежесекундно теряют свои обычные навыки – и потом умирают.

10576506 июня 2020

Стиль жизни

А вы умеете заниматься сексом?

Секс

А вы умеете заниматься сексом?

Сложно представить, как кто-то признается – «нет, не умею». Вроде все просто – но можно ли перейти из «ПТУ» в «вуз», спросили как-то сексолога Сергея Тимофеева.

217123 июня 2020
Как омский Гагарин сражался за жизнь в космосе инфекционки

Здоровье

Как омский Гагарин сражался за жизнь в космосе инфекционки

Пневмония, три недели в коме, ИВЛ, инопланетные жуки и минус 20 килограммов: история первого омского тяжелого пациента с коронавирусом, которого выписали из больницы.

8580106 мая 2020
Мыслящие здраво. Сергей Костарев

Здоровье

Мыслящие здраво. Сергей Костарев

Почему 8 марта 1984 года аспирант Сережа Костарев решил полностью отказаться от алкоголя? Какое блюдо Сергей Владимирович уже больше тридцати лет каждый день ест на завтрак? Ответы самого известного омского эколога на эти и другие вопросы читайте в интервью «ВОмске».

8393215 апреля 2020
Известный омский актер и режиссер Александр Гончарук устроился работать курьером

Еда

Известный омский актер и режиссер Александр Гончарук устроился работать курьером

Заслуженный артист России развозит еду по омским квартирам, чтобы показать пример студентам и не чувствовать себя жертвой режима изоляции.

1274611 апреля 2020

Подписаться на рассылку

Яндекс.Директ ВОмске




Наверх