Давайте разрешим себе то, что раньше боялись разрешить, и отдохнем на каникулах нормально

Потому что нам нужны силы. На жизнь, на преодоления и на счастье. С Новым годом всех!

63504 января 2024
Давайте разрешим себе то, что раньше боялись разрешить, и отдохнем на каникулах нормально

Я полдня спала, а ещё полдня смотрела сериал. Из полезных дел: отвела и забрала детей из школы, и приготовила обед. Хотя «приготовила» и «обед» — это сильно сказано: я сварила гречку и сосиски. По моим меркам, я не сделала в тот день ничего. Ноль. Зеро.

А ведь список дел был запланирован внушительный. Теперь весь этот список перекочует на завтрашний день.
Я это знала и... всё равно смотрела сериал.

1

Но я никак не могла ухватить сюжет за хвост, потому что... ругала себя. За безделие и нерезультативность. «Делу время, потехе час», — вот пословица из моего детства. А у меня не час, а целый день отведён потехе. Это ужас, конечно. Моё подсознание отдых маркирует как тунеядство, и озвучивает претензию бабушкиным голосом: «Ишь ты, бездельница». Я себя всегда ругаю или маминым, или бабусиным голосом. Бабуся никогда не отпускала меня гулять, если не сделаны уроки. И я частенько успевала к самому концу гулянки, когда все уже по домам расходятся, обсуждая, как сегодня было весело.

Мысленно я, конечно, выступила и адвокатом самой себя. Объяснила бабусе, что много работаю, много летаю, накопленная усталость требует иногда замедлиться — и вот, я замедлилась. И один день сериала я точно заслужила.

Вот. Вот в полноценный отдых я могу войти только по мостику глагола «заслужила». Я всегда должна заслуживать сон, отдых, встречи с друзьями. Я не могу отдыхать, не заслужив. «Сначала уроки».

Сейчас новогодние каникулы. Боюсь, что столько сна и кайфа я не заслужила, и внутренняя моя, вечно мной недовольная бабуся, шпыняет меня за безделие уже со 2 января. И я начну и по учёбе делать там важное, и по работе, и вообще — ты вчера вон целый день тусила, сколько можно. Без чувства вины я как будто не могу наслаждаться жизнью. Наслаждение — это как будто что-то плохое. А это же не так.

Я пошла на сессию к психологу. Завершающую сессию в этом году.
В начале сессии я обычно говорю, с каким запросом хочу поработать, ответ на какой вопрос поискать.

— Лен, я так хочу нормальных каникул, разреши мне отдыхать без чувства вины, — этой фразой я завершила свой рассказ о проблеме: «Я не умею отдыхать в кайф».
— А кроме меня некому разрешить?
— Ну да.
— А сама? Сама себе не можешь разрешить?
— Нет. Сама себе я не авторитет. До сих пор. И я свой отдых должна заслужить.
— Я правильно тебя поняла: для отдыха должны быть причины у тебя, да?
— Да. Я должна устать, болеть, или упахаться так, что глаз вываливается. Тогда можно отдохнуть.
— Это такие причины из... ну, из минуса. А бывают причины из плюса?
— Как это?
— Ну вот отдохнуть ради здоровья, эмоциональной стабильности, настроения. Чтобы стать счастливее. Вот такие причины не подходят? — уточняет Лена.
— У меня нет опыта пользоваться такими причинами.
— То есть ты знаешь об их существовании, но пока не пользовалась, так?
— Ну... ты сейчас на историю с гнилыми персиками намекаешь? Про женщину, которая купила ящик персиков, но там два были подгнившие, и она их съела, и больше не захотела. А на завтра ещё два подгнили. И она их съела. И так новые подгнивали, и она в итоге съела ящик гнилых персиков? Вместо хороших. Ты об этом?
— Ну почти. Я о том, что... когда ты ешь гнилые персики, ты негнилые-то замечаешь?

Я задумалась.
— Я не знаю, что ответить, Лен.
— Ну, скажи первую ассоциацию.
— Не уверена, что она подойдет, но... Знаешь, я на днях достала коробку со старыми ёлочными игрушками, и они мне почему-то... не понравились. Всю мою жизнь вот этот момент — открытия коробки — был моей личной магией. Ёлочные игрушки — это предвкушение праздника. Я никогда не смотрела на них с точки зрения красоты. Ты просто достал их, обрадовался, нарядил ёлку, любуешься месяц, потом на год спрятал, и достал снова через 11 месяцев, чтобы снова обрадоваться. Я их как-то даже никогда не рассматривала с точки зрения эстетики, а ведь некоторые — вон тот шарик, и вон та сосулька, и вон та снежинка — со мной с детства. Они где-то потёрлись, где-то треснули, где-то потеряли блеск. Я почему-то не захотела вешать эти игрушки, пошла и купила новые. Люксовые. Блестящие. Одни снежинки чего стоят — каждая со стекающими капельками — жемчужинками. Новые игрушки я положила в другую коробку, но на вид такую же, как первая. И вот я сижу между старой коробкой и новой, и не знаю, чем наряжать елку.
— Тааак. Давай сюда подумаем. То есть есть коробка с чем-то... ну, условно плохим и с хорошим, так? А ты где относительно этой коробки? Прямо посередине?
— Нет. Я практически сижу в коробке с плохим. А на хорошее издалека поглядываю.
— Таааак.
— Вот у меня есть знакомая. Она... она человек-драма. Ее муж пьёт и иногда, когда выпьет, поднимает на нее руку. Не помогает. Родители берут у нее деньги, а сами гадости ей говорят. Брат матом кроет, а потом, когда проблема, к ней приходит. Подруги токсичные. Я смотрю на нее, красивую и талантливую, и — убей меня — не понимаю: почему она такое выбирает. Ну почему? А когда она робко спрашивает меня, например, сложно ли развестись, и я понимаю, что она на грани уже, дозревает, и даю ей адвоката своего, и говорю, что и как, она... Она кивает, примеряет на себя другую жизнь мысленно, но продолжает так жить. И это мрак. Не доступный моему пониманию. Беспросветное «плохо». А есть другая подружка. Она вприпрыжку по жизни. У неё всё легко и радостно. Живёт обеспеченно, спасибо родителям, отношения у нее крепкие. Она — само благополучие, абсолютно счастливый, не травмированный ничем человек. Я ей как ни позвоню, она на Шри-Ланке. Нравится ей там. Мне бы тоже, может, понравилось бы, если бы я хоть раз заработала на Шри-Ланку, а она каждые три месяца отдыхать летает. И у нее там массажи, энергопрактики, какие-то медитации, соляры. То, что я считаю... ну, баловством, которое доступно при определенной степени изобилия. И вот она, порхающая, легкая, тонкая, звонкая. Я смотрю на нее и понимаю, что нам всем... достались разные судьбы.
— Так. Эти две подруги, соответственно, условно в двух коробках? И ты ближе к той, первой? А хочешь ко второй? Правильно я понимаю?
— Хм... Дай подумать... Видишь ли, мне совсем не нравятся эпитеты «плохой» и «хороший». Они не подходят. Скорее тут подходит «тяжелый» и «лёгкий». Вот есть коробка с тяжелым содержимым, с преодолениями, с вечными уроками, драмами, травмами. Я из этой коробки, да. А есть другая. Лёгкая, порхающая, сплошное наслаждение. И да, мне просто необходимо научиться так тоже, чтобы в жизни были вкрапления лёгкости. Иначе можно утонуть в первой коробке. Но я не утонула, я заплыла за буйки и выбралась из неё. Но. Я точно не хочу во вторую коробку.
— Не хочешь?
— Нет. Мои трудности — моя броня. Мой опыт — моё сцепление с реальностью. То, что я умею жить в разных условиях, дает мне чувство защищенности. Да, я не могу расслабиться, и всегда готова к схватке, но я себя чувствую... как бы это... устойчивой. Мои дети читали в детстве книгу: «Что делать, если...». Вот у меня ощущение, что я прочла такую книгу, только для взрослых. Если бы у меня в анамнезе было только счастье, то первый же стресс довёл бы меня до инсульта, ибо что с ним делать? Я же не знаю, не умею... Когда на тебя валятся жизненные испытания, а из способов защиты — только медитации, это очень страшно. Для меня конкретно. Хотя у моей той второй подруги, которая сейчас угадай где? — на Шри-Ланке, да — нет даже паттерна думать о плохом. Она не готовится ни к какой схватке с жизнью, потому что жизнь к ней максимально благоволит, она с ней дружит и заигрывает. Поэтому мы каждая там, где хотим. Я, например, выбралась из коробки с «тяжело», сижу рядом, но уже не внутри, и с любопытством смотрю на «легко». Хочу заглянуть в неё и взять себе оттуда что-то важное.
— Так. А хочешь ты в итоге...
— А хочу баланса. Хочу ёлочку мою нарядить из обеих коробок. Игрушки из прошлого, тяжелого, но сделавшего меня мной, прошлого, которое я уважаю, благодарю и горжусь, и новые игрушки, вкрапления счастья, пока неизведанные, но я изведаю их, планирую изведать. Очень интересная ёлочка получилась. Как жизнь моя. Не хочу никакую другую.
— Тебе не кажется, что быть удовлетворенной тем, где ты и кто ты на данный момент — это очень крутой подарок самой себе на новый год?
— Кажется, Лен. Спасибо, что помогла мне его сформулировать и упаковать.

Я знаю, что для многих полезна моя рефлексия, и я стараюсь регулярно работать таким... ну, дворецким в мир психологии. Пишу о своих прозрениях, чтобы вы в их зеркале что-то про себя увидели. Так вот. К черту гнилые персики. Хотя бы праздник давайте негнилыми отметим, а? И на пути между тяжелым и легким разрешим себе то, что раньше боялись разрешить, и отдохнем на каникулах нормально. Потому что нам нужны силы. На жизнь, на преодоления и на счастье!

2

С Новым годом всех!

 

Оригинал на странице автора ВКонтакте. 


Яндекс.Директ ВОмске




Комментарии

Скоро

Ваше мнение

06.07.2023

Довольны ли вы транспортной реформой?

Уже проголосовало 102 человека

22.06.2023

Удастся ли мэру Шелесту увеличить процент от собранных налогов, остающийся в бюджете Омска?

Уже проголосовало 95 человек



























Блог-пост

Ольга Савельева

— попутчица

Олег Смолин

— депутат Государственной Думы

Ксения Полежаева

— адвокат


Яндекс.Директ ВОмске

Стиль жизни

Исуповы. Бизнес как картинка

Story

Исуповы. Бизнес как картинка

Он работал только с офисами, она занималась своим «чисто девочковым» бизнесом. А потом как-то почти случайно Евгений и Екатерина Исуповы, новые герои нашей совместной с «ОПОРОЙ РОССИИ» рубрики о семейном бизнесе, сделали совместное фото...

79919 апреля 2024
Как Зуевы свое дело сшили — в хорошем смысле слова

Story

Как Зуевы свое дело сшили — в хорошем смысле слова

Нечего надеть... За этой фразой в российских семьях обычно следуют либо переругивания супругов, либо смех мужа, либо траты на шопинг. А у Ольги и Виктора Зуевых, новых героев нашей совместной с «ОПОРОЙ РОССИИ» рубрики про семейный бизнес, с этого началось их совместное дело.

313601 апреля 2024
Обещанного Митяева полгода ждут

Story

Обещанного Митяева полгода ждут

Песни Олега Митяева, как коньяк: чем старее, тем лучше. Их хочется слушать. И плакать — о невосполнимой потере наивного человеческого счастья, потому что, как говорила Виктория Токарева, «от хорошей музыки в человеке поднимается человеческое. Жизнь задавливает человеческое, а музыка достаёт»…

314401 апреля 2024
Трубите джаз

Светские хроники

Трубите джаз

Предпоследним зимним вечером в Концертном зале давали музыкальный деликатес — оркестр имени Олега Лундстрема, джаз-бэнд девяностолетней выдержки. А девяносто лет – это уже не возраст, это эпоха…

6597101 марта 2024

Подписаться на рассылку

Яндекс.Директ ВОмске




Наверх