Театр никогда не бывает пустым

 В каждом его уголке, в зале, на каждом этаже, за колоннами, у окна, на ступенях — везде судьбы.

29728 сентября 2019
Театр никогда не бывает пустым

Театр не бывает пустым.
Или вежливый охранник, прекрасно понимая, что он в храме, чуть кланяется, прощаясь, а ночью пересчитывает ключи.
Или кухня начинает греметь кастрюльками спозаранку, чтоб музы откушали к завтраку свежего.
До кулис далеко.
А на сцене...
Перед премьерой на сцене дебютируют мастера. Они же понимают, что разговоры разговаривать все горазды. А вот сделать так, чтоб Катерина раньше положенного не рухнула в пропасть — это нужна сварка. А сварка — это Василич. А Василич знает, если Петрович не проложит надёжный кабель, то все тутошные лампочки перегорают со звоном. Так что луч свет в тёмном царстве — это именно Петрович. А если принимать во внимание трудовые заслуги плотника Шмулевича, то из них получается неплохое трио Дядь Вань. Скромных и негордых. Бойцов невидимого фронта, на которых держится вся русская литература, исполненная страданий и печальных задумок беспощадных авторов.

— Любимова.
Аня представилась. На ресепшене должны были предупредить. Всё строго. Никто бездуховный не пройдёт.
Охранник пробежал глазами по списку.
— Сейчас пригласим. Аллё, Сатанилово-Щедринский не у вас? К нему пришли.
Аня очень переживала, что телефон сядет раньше, чем она извлечёт из него все тайны закулисной жизни. Запечатлеть то, что находится за душой — когда ещё так свезёт.
Суета-суета. Она ждала.
Сатанилово-Щедринский вышел, закатывая глаза.
Сейчас он должен сказать: «Ой, всё», — подумала Аня.
— Ой, всё!
Сатанилово-Щедринский поправил кудри на висках. Затем выразительно посмотрел на Аню. По этому взгляду она поняла, что весь мир — театр, а люди в нём не выучили роли. И никто... Никто не понимает, как ему, Сатанилово-Щедринскому, тяжело всё тащить на себе с его ранимой харизмою.
Но так как он:
а) человек слова — то сдержит это слово и покажет Ане театр.
б) он человек искусства и своей израненной душой уже привык огребать от бездуховного быдла, типа... а, неважно. Да, сердце в клочья, но пилку по металлу он достал, потому как смотри пункт «а».

1

— Вы говорили про верхний ярус.
Аня прокашлялась. Казалось, всё это время она не дышала. Храм, вроде как, её принял, но грехи тянули на дно театрально-социальной лестницы.
Ни одной цитаты.
Ни одного четверостишия.
Только неприличная частушка про тёщу. И неясно, с чего начать.

Сатанилово-Щедринский повёл Аню по витиеватым коридорам. Здесь все друг с дружкой здоровались.
Когда она нечаянно пропустила два реверанса, то твёрдо решила обрести благородные манеры. И следующей встречной даме рявкнула «Здрасьте» так громко, что та выронила бутафорское яблоко.
Да, духовной быть непросто.
— Станислав Иммануилыч, родной Вы мой, ну где же Вы запропастились?! Я Вас ищу уже с полудни.
Сатанилово-Щедринский оглянулся на голос. Потом посмотрел на Аню. Велел стоять ей подле рояли. А сам отлучился.
Аня смотрела по сторонам. Тот самый гениальный Остроухов что-то шептал себе под нос и прошёл практически сквозь неё. Аня прочувствовала, как на неё снизошло... Что-то снизошло, но как именно оно называется Аня не успела придумать, потому как вернулся Сатанилово-Щедринский. Он держал в руках цилиндр.
— Можно померить? Для селфи?
Аня потянула руку к головному убору позапрошлой эпохи. Но Станислав Иммануилыч замахал на неё:
— Что вы! Нельзя! Нельзя мерить чужое перед премьерой!
Он выкатил глаза, словно Аня решила надругаться на Чеховым, но слава Богу, есть Сатанилово-Щедринский.
— Пойдемте.
Аня послушно последовала за «приближенным».
— Вы знаете, что наш театр сословный?
— Сословный?
Аня старалась сделать всё возможное, что не выглядеть ещё более дурой, чем уже.
— Сословный.
Сатанилово-Щедринский кивнул, как бы одобряя, что пустоголовая Аня запомнила верное слово.
— Для каждого сословия был свой вход. Простолюдины заходили по особой лестнице сразу на самый верх.
— Мы идём туда?
— Нет-нет! Я же обещал нечто особенное! Мы пойдём ещё выше.

Все двери закрываются на ключ. Никто не может так просто куда-то пройти. Там более к софитам. Там напряжение, там тайна, там могут быть «дяди Вани» в конце концов.
Но не сегодня.
Ключ повернулся и старая дверь бесшумно отворилась.
— Сейчас будет свет.
Рука стала шарить по стене. Потом щелчок, и тусклая лампочка осветила тайну.
Аня уже собралась было задавать вопросы. Но телефон провожатого заныл:
— Станислав Иммануилыч, голубчик, ну как же так? Головной убор у Вас? Ну Вы что, любезный, как же так?
Сатанилово-Щедринский хлопнул себя в светлый лоб и засуетился.
— Стой здесь. Ничего не трогай. Ни-че-го!
Аня закивала. Она и сама боялась безбожно.
Иммануилыч скрылся за дверью.
Аня размышляла. Интересно, где она сейчас? Над балконами? Или прямо под нею огромная хрустальная люстра?

— Примерно, у сцены.
Аня оглянулась.
Седой старик в странной жилетке перекладывал что-то в железном ящике.
Аня оживилась. Вот с кем надо зафотаться!
— Что это у Вас?
— Это жизнь.
Старик, должно быть один из «дядь Вань», поправил очки без дужек.
— Я ночи не сплю с досады, от злости, что так глупо проворонил время, когда мог бы иметь все, в чем отказывает мне теперь моя старость!
— А можно селфи?
Аня достала телефон. 11%.
— Попробуем. И можно пару вопросов: скажите, а театр — это Ваше призвание?
Старик улыбнулся:
— Одному богу известно, в чем наше настоящее призвание.
Телефон катастрофически терял заряд. Похоже, что никакое селфи уже не светит.
— А Вы ветеран сцены? Не припомните какой-нибудь забавный случай?
Старик закрыл лицо руками, словно об этом его спрашивали уже тысячу раз.
— Всё забывается.
Аня поняла, что терять уже нечего. Уж если быть дурой, то до конца. Пошла с козырей.
— А Вы любили?
Старик оглянулся. Он словно не ожидал. Удивился словно, что спросили его сразу про главное.
Он поглядел в темноту, будто там на стене был написан текст. И после паузы сказал:
— Тогда ей было семнадцать, а мне тридцать семь лет. Отчего я тогда не влюбился в нее и не сделал ей предложения? Ведь это было так возможно! И была бы она теперь моею женой… Да… Теперь оба мы проснулись бы от грозы; она испугалась бы грома, а я держал бы ее в своих объятиях и шептал: «Не бойся, я здесь».
— Я здесь!
За спиной раздался громкий поставленный голос Сатанилово-Щедринского:
- Вы где? Нам пора! Там у них чёрт знает што!!! Мне необходимо быть!
Аня повела рукой в сторону, где только что был её седовласый собеседник.
— А мы поговорили с...
Она оглянулась.
— Мне для титров, кто вы?
Позади неё было пусто.
Ни сундука, ни странной жилетки.
— Здесь только что был мужчина. В смешных очках без дужек.
Иммануилыч плеснул руками и достал из кармана ключ.
— Здесь не могло никого быть. Отмычка у меня!
Он деликатно проводил Анну к выходу и захлопнул дверь.

Вечером давали «Дядю Ваню».

Аня знала, с чего начать статью.

«Театр никогда не бывает пустым. В каждом его уголке, в зале, на каждом этаже, за колоннами, у окна, на ступенях — везде судьбы. Они переплетаются в огромную быль и небыль. Театр никогда не бывает пустым.

Тайна открывается кому-то вместе с занавесом, а кто-то сам является тайной, как душа, как любовь, как слово, сказанное в пустоту. И смысл сказанного летит через столетия.
Меняется мода на платья, на слова.
Но человек всё так же чувствует. Если он человек. И в этом великая тайна прошлого и будущего.
Все проходит. Не проходит любовь. Люди чувствуют. Это объединяет века. Даёт возможность понять жизнь за рампой времени»

2

Сатанилово-Щедринский сдал ключ на охрану.
— Опять видели старика наверху. Ну.... (он постучал пальцем по подоконнику) .... Есть не просит — и ладно.

 


Яндекс.Директ ВОмске




Комментарии

Ваше мнение

07.11.2019

Кто из городских чиновников самый эффективный?

Уже проголосовало 25 человек

05.11.2019

Кто из чиновников омского правительства самый эффективный?

Уже проголосовало 69 человек













Блог-пост

Василий Цой

— инопланетянин

Александр Агапов

— предприниматель

Другие новости


Яндекс.Директ ВОмске

Эксклюзив

Министерство туризма Израиля: «Отказ во въезде составляет меньше 1%»

Почему туриста может ждать длительный досмотр на границе Израиля? Могут ли его депортировать? Появятся ли прямые рейсы из Омска в Тель-Авив или Эйлат? Безопасно ли лететь отдыхать в страну трех религий сегодня? На вопросы «ВОмске» отвечает замдиректора департамента Министерства туризма Израиля в РФ и СНГ Ксения Воронцова.

141131 октября 2019

Александр Макаров: «На Играх в Токио я буду представлять, что великий Фелпс плыл по моей дорожке»

Это круче, чем обогнать стаю акул. Потому что самое трудное в этой жизни преодолеть и победить себя…

115321 октября 2019

Первый крэк от Олега Даутова

Бизнесмен-бариста — о немецкой легенде, африканских кроватях и индийских муссонах по заказу, о том, в чем ему не по пути со Starbucks, и почему его «Кофейнер», оказывается, просто обязан «размножаться».

3175311 октября 2019

Пощекотать «Пуп Земли»

Видеокамера за корову, железные веники и деньги просто так: непридуманные чудеса уникальной омской деревни.

788216 сентября 2019

Стиль жизни

Любовь, коньки и голуби

Story

Любовь, коньки и голуби

Фигуристка Дарья Тарасова, артистка и руководитель кордебалета программы Омского цирка «Белые медведи на льду», — о «скользящей опоре» нового шоу, а также о том, как цирк расправил ей крылья и подарил новые.

18912 ноября 2019
Воздушные замки Валерия Юрьева

Story

Воздушные замки Валерия Юрьева

Участник новой программы Омского государственного цирка «Белые медведи на льду», акробат-вольтижер и руководитель номера «Воздушный полет» — о гимнастической «иерархии», честных вау-реакциях и падениях без обмана — и без страховки.

98630 октября 2019
Андрей Машонкин: «Куклачев сказал: «Не лезь в этот цирк!» – и я точно понял: мне сюда»

Story

Андрей Машонкин: «Куклачев сказал: «Не лезь в этот цирк!» – и я точно понял: мне сюда»

«Клоуны нужны людям как чистый воздух», — уверен ковёрный, который с детства «болел» клоунадой и в результате она стала его профессией. Клоунский дуэт Андрея Машонкина и его сына Ивана Артамонова — участники новой  программы Омского государственного цирка «Белые медведи на льду».

143427 октября 2019
Держи спинакер по ветру!

Светские хроники

Держи спинакер по ветру!

Осенний капитанский бал, посвященный предстоящей международной юбилейной регате Кубка катамаранов: позитив нон-стоп, музыкальный такт, капитанский этикет и море фотографий. Отдать швартовы, поднять паруса, смотреть отчет – ниже.

116318 октября 2019

Подписаться на рассылку

Яндекс.Директ ВОмске




Наверх