Леонид Хейфец. Немного мата в театральной среде

Пять дней, с 12 по 16 декабря, Омск театральный варился в живительном бульоне психологического театра. Просыпался, кушал, работал и отходил ко сну по системе Станиславского. Под пристальным оком патриарха отечественной сцены – народного артиста РФ Леонида Хейфеца.

197816 декабря 2017
Леонид Хейфец. Немного мата в театральной среде

83-летний профессор вместе с женой-актрисой, заслуженной артисткой РФ Ириной Тельпуговой, и мощной группой поддержки ВТО (Всероссийского театрального общества) десантировался на площадке Театра «Студии» Любови Ермолаевой, чтобы провести мастер-классы в рамках Всероссийского фестиваля-лаборатории «Школа Леонида Хейфеца».

«Я бы попросил отодвинуть понятие «Хейфец» и оставить понятие «школа», - настаивал Мастер. По его словам, сегодня в театральной жизни России «школа» – острое понятие. Вокруг него кипит нешуточная борьба, то и дело разгораются громкие скандалы. На страницах печатных изданий, в прямом эфире, среди критиков, журналистов, режиссёров, вышедших из лона классики, и режиссёров, прославившихся эпатажными постановками, разворачиваются настоящие «бои без правил». Многие убеждены: «школа» – нечто настолько вредное, что в XXI веке должно исчезнуть. «Школа» – тормоз, её место в прошлом, а нынче на сцене можно всё!

1

Как столетие назад футуристы пытались «бросить Пушкина, Достоевского, Толстого и проч. и проч. с Парохода Современности», так нынешняя молодая и борзая театральная поросль стремится опровергнуть и разрушить Школу классического русского театра с её богом Станиславским. Плюя на условности, она вступает врукопашную с мастодонтами и ископаемыми, молившимися на портреты Таирова и Немировича-Данченко. И гнёт свою линию!

Гамлет со своим: «Быть или не быть?» давно померк перед роковым: «Всё ли может быть на сцене?» Культурные люди бьются смертным боем. «А вы тут в Омске продолжаете жить под Колчаком! Спокойно. Размеренно», - изумился Хейфец.

Далеки, ох, как далеки мы от Москвы! А там, чтоб вы знали, - идёт война. По одну сторону баррикад – «реакционеры и маразматики», ратующие за Школу. Вместе со всеми её «освящёнными» традициями, «можно-нельзя» и т.д. По другую – стремительно ворвавшиеся в режиссуру дилетанты, дерзкие, яркие, из бывших физиков, осветителей и рабочих сцены, принципиально не желающие ничему учиться. Они точно знают, как зацепить пресыщенного театральными изысками зрителя. Наотмашь лупят по глазам и ушам, бьют прямо в солнечное сплетение, чтоб, не успел, собака, очухаться. Им ничего не стоит взять намеренно провокационную пиесу: чернуху, порнуху, бытовуху с расчленёнкой, сдобрить откровенной физиологией, приправить макабрическими элементами и - вуаля! – кушать подано, господа, – идите жрать!

Однажды, вспоминает Хейфец, вместе с молодым режиссёром Константином Богомоловым их пригласили на «Эхо Москвы». Дискуссия, устроенная Ксенией Лариной, сводилась к следующему: всё ли может быть на сцене? Неистовый Богомолов закричал: «Абсолютно всё!» Хейфец сказал, что далеко не всё. Что в некоторых случаях он бы даже ввёл цензуру. Если спектакль призывает, чтобы одна национальность ненавидела другую. И привёл в пример «Венецианского купца» Шекспира – он был любимым спектаклем Гитлера. Еврейского торговца Шейлока в нём показывали так, что после просмотра определённая часть публики была готова к погромам.

            Ещё пример. В современном театре идёт «Король Лир». На сцену выходят три героини: Корделия, Регана и Гонерилья – снимают штаны и писают в эмалированные вёдра. «Что, - искренне удивляется Хейфец, - без этого нельзя поставить спектакль?! Я считаю, что использование такого приёма – профессиональная слабость. Это может быть достаточно эффектно, но для меня не является признаком современного театра. Я за то, чтобы театр был предельно современным, предельно острым, а физиологические подробности – признак беспомощности, общественного распада. Такое возможно в том случае, когда общество потеряло ориентиры и блуждает впотьмах».

Спору нет, Москва избалована. Москва получает наиболее ценный режиссёрский товар. Подающих надежды, талантливых, самородков «щенками расхватывают из ГИТИСа». И они всеми правдами и неправдами пытаются привлечь зрителя. Начинающий режиссёр уверен: если он на сцене посадит Корделию на унитаз, успех ему обеспечен!

Можно, конечно, взять текст, чтоб уши в трубочку сворачивались, закидать сцену отрубленными бутафорскими головами, художественно заляпать стены кровью и мозгами. Стопудово прокатит! Зритель попрёт и будет визжать от восторга. А можно и по старинке - играть нутром. Печенью, селезёнкой – у кого какие внутренние органы в наличии. Жить, дышать и репетировать по Станиславскому.

И, по глубокому убеждению Хейфеца, ненормативная лексика репетиционному процессу отнюдь не помеха: «В работе над спектаклем – никакого ханжества».

Мат - это тема без конца и без края. «Я считаю, что без мата жить невозможно, - говорит режиссёр. - Это принципиальная точка зрения.

Мой учитель - народный артист СССР, лауреат Сталинских премий, великий советский режиссёр Алексей Дмитриевич Попов рассказывал, до какой степени театр отрывается от жизни! Во время постановки спектакля «Степь широкая», изобилующего массовыми сценами с участием рабочих и колхозников, ему приходилось учить актёров мАтерному подтексту.

Ну не может русский человек, у которого не спорится работа, сказать: «О, чёрт возьми! О, дьявольщина!» Он по-другому говорит.

Театр – это организация, обожающая оторваться от жизни и вариться в собственном соку. Поэтому и в 2017-м у него те же проблемы. В спектакле нельзя сказать: «Отстань от меня, чёртов сын!» Это будет не Россия, не наша жизнь.

Поэтому во время работы я использую матерный текст. И на одной из репетиций через весь огромный зал я кричу элегантнейшему, начитаннейшему Костолевскому: «Игорь, пошли ты её к е… матери!» Ну, потому что когда он посылает свою партнёршу к чёрту, интонация не та!»

Омск, конечно, третья столица и все дела. Но чтобы «Школа Леонида Хейфеца»?! Такое у нас впервые. Город оживился, как весенний улей: будет чем поживиться! Зажмурившись от восторга, задержав дыхание, театральная братия верила и не верила своему счастью: неужто приедет?

Леонид Ефимович на пресс-конференции признался: когда ему доложили про выездную сессию, поначалу отмахнулся: «Что за ерунду вы затеяли в каком-то Омске?!» Но узнав, что здесь собираются режиссёры «от Москвы до самых до окраин», - Just a moment! – он прилетел. «Я не имею права увиливать».

Мобильность корифея русского психологического театра поразила всех. Согласитесь, в столь почтенном возрасте кафедру можно ставить и у кресла с камином.

Сначала режиссёр полгода занимался постановкой, которую критики уже успели окрестить «самым долгожданным событием юбилейного сезона» Московского академического театра имени Маяковского. Затем, будто Радищева, ВТО отправило лучшего из своих сынов в уснувшую под снегом Сибирь.

Ещё 8 декабря Хейфец представлял на суд капризной столичной публики гениальный трёхчасовой спектакль «Пигмалион» по одноимённой пьесе Бернарда Шоу с Костолевским, Лобоцким, Прокофьевой в главных ролях, а уже 12-го обсуждал работы своих лаборантов в Омске. И молодой режиссёр из подмосковного Жуковского был невероятно счастлив. Я, говорит, много лет не мог заманить Леонида Ефимовича в свой театр, а здесь, в вашем городе, он наконец-то увидел моё творчество.

 Кстати, когда в эфире омского радио Марина Корчак, ответственный секретарь Гильдии театральных режиссёров России, рассказала про нашумевшую премьеру в «Маяковке», некоторые непонятливые звонили в Театр «Студию» Ермолаевой: «Говорят, у вас там сам Костолевский?»

«Берите круче, у нас сам Хейфец! » - с гордостью отвечали на другом конце провода.

Автор:Оксана Дубонос

Фото:предоставлено организаторами фестиваля

Теги:театрЛеонид Хейфец


Яндекс.Директ ВОмске




Комментарии

Ваше мнение

14.09.2018

А вы бы кого отправили в отставку?

Уже проголосовало 31 человек

30.08.2018

Вам нравится новый логотип «Авангарда»?

Уже проголосовало 138 человек

В 1996 окончила филфак ОмГУ, четыре года преподавала русский язык и литературу в гимназии, с 1998-го по 2008 писала для омских СМИ.



Другие новости







Блог-пост

Сергей Круглов

— лётчик

Сергей Костарев

— эколог, урбанполитик

Евгения Лифантьева

— журналист, писатель, блогер

Другие новости


Яндекс.Директ ВОмске

Стиль жизни

TOTAL NEW BASE

Еда

TOTAL NEW BASE

Легко, ненавязчиво, со вкусом и с сюрпризами: ресторан собрал гостей, чтобы во всех подробностях рассказать о тотальном обновлении.

923619 сентября 2018
Капитан Олег Карпеев: «Мой цирюльник говорит, что я счастливый человек – в 50 нет седых волос»

Уклад

Капитан Олег Карпеев: «Мой цирюльник говорит, что я счастливый человек – в 50 нет седых волос»

История о морском волке родом из неморского Омска, который сделал из своего хобби бизнес, ходит под парусом в разных точках земного шара и воспитал уже 15 капитанов.

547118 сентября 2018
Александр Астахов: о делах в шляпе и за её полями

Кредо

Александр Астахов: о делах в шляпе и за её полями

Уравнение с десятью известными и столькими же неизвестными о человеке, который снимает кино, носит бороду и фанатеет от «Лего».

2063104 сентября 2018
Жена генерала Бондарева решила стать фермером

Хобби

Жена генерала Бондарева решила стать фермером

Алевтина Курицына увлеклась разведением экзотических бабочек.

105427 августа 2018

Подписаться на рассылку

Яндекс.Директ ВОмске




Другие новости

Наверх