«Не замечать беззаконие стало невозможно»: Игорь Новошинский о рубках и «крыше» черных лесорубов

Кажется, что в последние месяцы тема вырубок и черных лесорубов на омском севере затихла. Правда ли это? Почему официальные власти практически не высказываются о ней, а правоохранительные органы хранят молчание? Что нам ждать дальше?

844516 мая 2019
«Не замечать беззаконие стало невозможно»: Игорь Новошинский о рубках и «крыше» черных лесорубов

Известный журналист Андрей Курников задал эти вопросы тарчанину, активисту и координатору ОНФ Игорю Новошинскому.

1

— Игорь, давайте начнём с мифов простых людей об активистах. Платит ли вам кто-то деньги за то, что вы «мусолите» тему незаконных рубок?

— Не платит. Люди занимаются этим в силу своих возможностей, из личных побуждений. Проблема незаконных рубок назрела в стране уже давно. Предусмотренные Лесным кодексом механизмы не в состоянии пресечь деятельность организованных групп по незаконной заготовке древесины. В связи с этим к решению этой проблемы и были подключены общественники – Общероссийский народный фронт. Учитывая, что организация общественная, ни о каком вознаграждении речи не ведется. Именно это и позволило во многом оградить ряды активистов от нечистых на руку «как-бы общественников», для которых борьба с незаконными рубками — не более чем способ самим проникнуть в указанную сферу в целях извлечения личной выгоды. С такими «помощниками» активистам ОНФ приходится сталкиваться постоянно. Практика наделения полномочиями общественных лесных инспекторов широкого круга граждан, к сожалению, себя не оправдала. Главное управление лесного хозяйства Омской области наделило статусом общественных лесных инспекторов достаточное количество людей, в том числе в северных районах области, но о их роли в борьбе с незаконными рубками я ничего не слышал.

— Как вы вообще встали на «баррикады»?

В 2017 году, после того как не замечать творимое беззаконие стало просто невозможно.
Лесная сфера достаточно специфична. И несмотря на то, что жизнь жителей северных районов области тесно связана с лесом, и абсолютное большинство жителей видит и понимает суть нарушений, довольно быстро стало понятно, что бороться с незаконными вырубками можно только организовано, тесно работая со специалистами в сфере лесного контроля регионального и федерального уровня, с правоохранительными органами.

С силу того, что ОНФ представляет из себя организованную и иерархичную структуру с федеральным подчинением, представителям СМИ гораздо легче получать информацию и работать с активистами ОНФ, чем просто с жителями, которые недовольны рубками, и так или иначе выражают свою позицию по этой проблеме. Но если проанализировать, какое количество жителей севера области, Тарского района в частности — помогает ОНФ бороться с нарушениями то станут понятно, что тему незаконных рубок «мусолит» не ОНФ, а она на самом деле беспокоит жителей, и они прилагают много усилий для того, чтобы хоть как то ее исправить.

Вырубки в Тарском районе. Кадр из программы «Профессия — лесовор 3», портал «Суперомск»

— Насколько велик реальный уровень незаконных рубок в Тарском районе и в Омской области?

Действительно, необходимо разделять на зоны территорию региона. В южных районах области проблема незаконных рубок стоить не так остро, поскольку большая часть лесов искусственно высажена в предыдущие годы. И если кому то придет мысль вырубить защитные посадки вдоль дорог, которые предотвращают образование снежных переметов или лесные участки, необходимые для снегозадержания на полях — то пользователи этих же дорог или полей сделают все возможное, что бы такие рубки не допустить. Более того, в южных районах практически отсутствую эксплуатационные леса, промышленная заготовка древесины на ведется, следовательно, меньше возможностей для незаконных рубок, осуществляемых под прикрытием легальных.

2

Если говорить об объемах рубок, то учитывать необходимо не только официальные данные. Согласно данным Главного управления лесного хозяйства Омской области в 2017 году в регионе было заготовлено 1,7 млн. куб. м. древесины. За 2018 год цифры пока нет, но думаю, она будет примерно в этих же пределах. Для сравнения, только на территории Тарского района примерно до 1991 года, ежегодно заготавливалось не менее 1 млн. куб. древесины. Эти две цифры позволяют оценить масштаб незаконных рубок в регионе и в Тарском районе в частности. Возникает закономерный вопрос — почему официально озвученный объем незаконных рубок в сотни раз ниже фактического? Ответ на поверхности. Учет незаконных рубок ведется самим Главным управлением лесного хозяйства. Иные органы власти к этому отношения не имеют. В своей практике ОНФ сталкивался с ситуациями, когда в непосредственной близости от официально отведенной деляны располагалось с десяток незаконных рубок. И это при том, что период легальной и нелегальной рубки совпадет. Далеко не каждая нелегальная рубка получает свое отражение в официальных документах.

Есть и другая плоскость этой проблемы. В целях минимизации затрат рубке очень часто подвергаются высокопродуктивные леса, отнесенные к категории защитных, расположенные в водоохранных зонах рек и озер, расположенные вблизи населенных пунктов. Ущерб от их вырубки выражается не только в деньгах, происходит, по сути уничтожение среды обитания. И с этим уже столкнулись жители региона, и Тарского района в том числе.

Объездная дорога, Тара. Стоянка у кафе «Заркент», 15 апреля 2019 г.

— На ваш взгляд, почему прошлая региональная власть почти не высказывалась на эту тему, а новая вспоминает от случая к случаю?

Региональную власть невозможно разделить на прошлую и настоящую. Она есть и всегда была. Но задачи, которые ставятся ею перед профильными ведомствами в регионе — прежде всего перед Главным управлением лесного хозяйства и Минприроды области — не всегда понятны. Есть целевые программы региона в сфере охраны окружающей среды, есть бизнес-проекты, связанные с переработкой древесины. Но выполнение функции по осуществлению надлежащего лесного контроля — и как его составляющей — борьбой с незаконными рубками — с органов власти никто никогда не снимал. И если эта функция не реализуется, а она обеспечивается средствами из государственного бюджета — то необходимо ставить вопрос об эффективности использования указанных средств.

Ситуация, когда по сути функцию органов государственной власти вынуждены осуществлять общественники, будь это общественные инспекторы Минприроды или представители казачества — она не приемлема. Тем не менее, на территории нашего региона она продолжается уже больше восьми лет, с периодическим обострением.

— Кажется, что в последние месяцы тема «черных лесорубов» затихла. Почему?

Затухнуть она не может, поскольку нелегальные рубки продолжаются. Чаще всего действительно значимые действия по противодействию незаконным рубкам происходят не в делянах, а в кабинетах профессионалов: добросовестных специалистов лесного хозяйства и представителей правоохранительных органов. О результатах их работы мы узнаем зачастую много позднее выявления фактов нарушения закона.

— Дело Синицкого и компании — это показательный процесс?

Дело Синицких изначально стояло особняком от абсолютного большинства дел, связанных с незаконными рубками. Не хотел бы его комментировать до вынесения приговоров, но считаю крайне важным отметить, что его особенность заключается в том, что фигурантами выступают в том числе и работники отдела — Тарское лесничество Главного управления лесного хозяйства Омской области. По существу – государевы люди, получившие профессиональное лесное образование за счет государства, которым было вверено охранять и приумножать государственный лес — сами же и участвовали реализации схем по его незаконной вырубке в промышленных масштабах.

3

Считаю, что во многом именно в этом и заключается «нерушимость» криминального бизнеса, связанного с незаконной заготовкой древесины. Эти обстоятельства многократно усложняют работу правоохранительных по установлению обстоятельств преступлений в лесной сфере и привлечению виновных к ответственности.

Сотрудники полиции осуществляют проверку документов у водителя лесовоза, Тарский район

— Верите ли вы, что у «черных лесорубов» есть «крыша» в региональной власти и на уровне правоохранительных органах?

Масштабы незаконных рубок говорят сами за себя. То, что на скамье подсудимых оказываются представители лесного ведомства, и это касается не только Омской области, прямо указывает на то, что после принятия Лесного кодекса в 2006 году появилось абсолютно новое явление. Оно представляет из себя преступный сплав представителей криминального мира, коммерческих структур и представителей профильных органов власти, которые совместными действиями наносят колоссальный ущерб лесному хозяйству, в т.ч. и репутационный. Дело Синицких, состав его фигурантов, во многом отражает суть этой проблемы.

— Почему Евгений Лысаков, отрицавший объемы незаконных рубок, до сих пор работает главой района?

Можно долго перечислять, кто эти объемы отрицает. И до тех пор, пока цифры не будут подкреплены документами, расчетами — можем говорить о них как об оценочных, причем с обеих сторон. То, что проблема с незаконными рубками есть — этого не отрицает никто. В том числе и Правительство РФ. Именно по этой причине в ближайшие годы нас ждет реализация новых форм и методов борьбы с незаконными рубками, в том числе и в нашем регионе.

Беседовал Андрей Курников

Оригинал Тара360º | Новости Тары


Яндекс.Директ ВОмске




Комментарии

Ваше мнение

14.10.2019

А вам понравился обновленный бульвар Мартынова?

Уже проголосовало 30 человек

19.09.2019

Как вы относитесь к идее переименования остановки «Голубой огонек» в «Музей народного художника К. Белова»?

Уже проголосовало 222 человека













Блог-пост

Сергей Демченков

— Филолог

Сергей Демченков

— Филолог

Сергей Денисенко

— Писатель, журналист

Другие новости


Яндекс.Директ ВОмске

Эксклюзив

«Наверно, прекрасно быть птицей!..»

75-летию великой Актрисы посвящается.

84015 октября 2019

Наталья Пальчик — Игорю Неффу: о психологии любви, равенстве полов и французском омлете

Продолжая проект «Интервью по цепочке», директор ресторана «Маниллов Gourmet» откровенно ответила на вопросы главврача медицинского центра «Камелот» о том, что для неё главное в меню, в отношениях и в мужчинах.

56614 октября 2019

Ресторатор Чащин возродил омский народный бренд «Два поэта»

Под такой вывеской сегодня, 4 октября, в историческом здании на пересечении улиц Пушкина и Маяковского, открылся ресторан быстрого питания.

2394704 октября 2019

Школа слёз. Без смеха

(Памяти Мастера — Ларисы Меерсон)

243903 октября 2019

Пощекотать «Пуп Земли»

Видеокамера за корову, железные веники и деньги просто так: непридуманные чудеса уникальной омской деревни.

710616 сентября 2019

Стиль жизни

Держи спинакер по ветру!

Светские хроники

Держи спинакер по ветру!

Осенний капитанский бал, посвященный предстоящей международной юбилейной регате Кубка катамаранов: позитив нон-стоп, музыкальный такт, капитанский этикет и море фотографий. Отдать швартовы, поднять паруса, смотреть отчет – ниже.

38618 октября 2019
Жулик, Сеня, Доктор и другие «дети» Сергея и Ольги Барсуковых

Story

Жулик, Сеня, Доктор и другие «дети» Сергея и Ольги Барсуковых

Шустрая дворняжка Булка давно забыла «страшный сон», как, сбитая машиной, умирала на дороге в луже крови, а породистый беспризорник Тоби едва ли в курсе, что ещё три недели назад его хотели «усыпить».

163203 октября 2019
Илья Николин выпустил первую книгу

Книга

Илья Николин выпустил первую книгу

Руководитель омской сети автокомплексов «Реактор» пишет стихотворения о философии и любви.

185318 сентября 2019
О ловушках франшиз, потребительском экстремизме и вреде влюбленности. В товар

Книга

О ловушках франшиз, потребительском экстремизме и вреде влюбленности. В товар

Почему Чащин запрещал детям ходить в «Провиант», в каком супермаркете покупает продукты Шкуренко, ест ли Колмогоров собственные суши и на чем «погорел» Олег Мкртчян: очередное заседание Клуба читающих бизнесменов вылилось в серию бизнесовых «каминг-аутов».

217418 сентября 2019

Подписаться на рассылку

Яндекс.Директ ВОмске




Наверх