Юлия Кабина: «Абсолютно безвредных профессий не бывает»

Не менее 5 000 случаев профессиональных заболеваний выявляется в России ежегодно — и это лишь официальные данные. О пользе регулярных профосмотров, самых «вредных» ремеслах и сложностях собственной профессии — врач-профпатолог КМСЧ-9.

259102 сентября 2019
Юлия Кабина: «Абсолютно безвредных профессий не бывает»

— Юлия Васильевна, вы окончили лечфак омского медвуза и десять лет работали участковым врачом. Как пришли к профпатологии?

— Три года назад возглавила терапевтическое отделение поликлиники КМСЧ-9, а в прошлом году прошла переквалификацию как профпатолог на базе ОмГМУ: желание руководства медсанчасти совпало с моим собственным. Мы проводим предварительные и периодические профосмотры. Как председатель комиссии я анализирую заключения всех специалистов и даю итоговое заключение человеку, который устраивается на работу, либо уже работающему специалисту.

1

— В чем преимущества прохождения профосмотра именно в вашей медсанчасти?

— Во-первых, это довольно низкие — возможно, даже самые низкие — цены в городе. Во-вторых, всех специалистов, включая психиатра и нарколога, можно пройти в одном месте. Не надо отдельно выкраивать время на посещение наркологического диспансера и психиатрической клиники. Всю комиссию можно пройти за один день. У нас имеется все необходимое оборудование для проведения профосмотров. Отмечу также, что все наши врачи очень доброжелательно относятся к пациентам и при этом проводят все обследования как положено. Просто так печать у нас никто не поставит. Наши пациенты, у которых есть опыт прохождения профосмотра в других учреждениях, говорят нам с удивлением: «Это первая организация, где каждый врач уделил мне время и посмотрел меня так, как надо!»

— А что еще вы слышите от своих пациентов?

— Часто слышим «Спасибо, до свидания, встретимся через год!». За прошлый год у нас прошли профосмотр 4,5 тысячи человек, из них 70 процентов — наши постоянные клиенты, работники АО «Омскшина», филиала ПАО «ОДК-Сатурн» — ОМКБ», ФНПЦ «Прогресс», Автогенного завода и других промышленных предприятий. Также к нам обращаются работники школ, детских садов, пищевой промышленности, сферы услуг, государственных служб, вахтовики с Севера. Многие приезжают из районов. Помимо профосмотров мы также оформляем личные медицинские книжки.

— Профосмотры действительно часто проводятся формально. Для работодателя установление профессионального заболевания у работника — это однозначный минус, не так ли?

— Зачастую именно так. Улучшение условий труда затратно и требует времени. Гораздо проще не выявлять заболевание вообще. Поэтому сегодня некоторые работодатели сознательно нанимают медицинскую организацию, которая проводит медицинские осмотры дешево, делает многие вещи формально, практически не выявляя ничего. Работодатель обязан обеспечить безопасные условия труда, которые не подвергают риску здоровье работника. Если у работника выявляют профессиональное заболевание, то работодатель несет финансовые издержки. Поэтому работодатель заинтересован в минимизации уровня профессиональных заболеваний, и самым простым способом здесь является проведение низкокачественных периодических медицинских осмотров. Еще один вариант: работодатель часто меняет медицинскую организацию для проведения периодических медицинских осмотров. Это системная проблема, но, надеюсь, постепенно ситуация будет улучшаться.

— Смена медицинской организации — большой минус?

— Проблема глубже, чем может показаться: такой подход не дает возможности для динамического наблюдения за состоянием здоровья работника. Мы ведем предприятие на протяжении долгих лет – существует преемственность медицинских документов, мы можем поднять архив, сделать верные выводы. Иначе, с чистого листа, сложно и выявлять, и подтверждать заболевание. И здесь речь не только о профессиональных заболеваниях. Человек зачастую кроме как на профосмотр в больницу не обращается на протяжении многих лет, даже не знает своего участкового терапевта, соответственно, о состоянии своего здоровья узнает только от нас.

2

Приведу пример. Мы часто выявляем случаи заболевания сахарным диабетом. Это, конечно, не профессиональное заболевание, но на качество и продолжительность жизни влияет несомненно. Часто это заболевание не проявляется ярко. Сегодня уровень сахара чуть превышает норму, в следующем году — хороший, через год — снова повышен... А жалоб у человека нет. Врач начинает бить тревогу, наблюдая такую динамику. Мы настаиваем на дообследовании, консультациях дополнительных специалистов, чтобы человек как можно раньше начал лечение и избежал осложнений этого коварного заболевания.

— В советское время были популярны принципы цеховой медицины: на предприятии за определенное количество работников отвечал один прикрепленный врач, который наблюдал за работником с момента его прихода на предприятие вплоть до увольнения. У этой системы, на ваш взгляд, были недостатки?

— Система, с одной стороны, хорошая. С другой, врач, находясь в системе предприятия, мог быть зависим от руководства. Сейчас на многих наших крупных предприятиях работают фельдшеры, мы с ними – в тесной связи, и все же при этом даем совершенно независимые заключения, основанные лишь на реальном состоянии здоровья наших пациентов. Профпатолог стоит на защите права здоровья работающего человека, никакие внешние факторы не влияют на решение комиссии.

— На ваш взгляд, здоровье населения в целом за последнее десятилетие стало
хуже?

— Здоровье хуже не стало, а вот выявляемость заболеваний повысилась: мы встречаем и туберкулез, и другие заболевания легких, и онкологию. Почему? Раньше на профосмотрах не проводили ультразвуковое исследование органов малого таза, рентгенологическое или ультразвуковое исследование молочных желез у женщин старше 40 лет, не назначали ЭФГДС при работе в условиях Крайнего Севера, не анализировали уровень глюкозы и холестерина и даже не сдавали общий анализ мочи. Состав профкомиссии сегодня зависит от действующих факторов и видов работ на предприятии, где трудится человек. Минимум — это терапевт, профпатолог, психиатр, нарколог, для женщин — гинеколог. У кого-то плюс к этому — невролог, офтальмолог, оториноларинголог, дерматолог, стоматолог, хирург — в соответствии с факторами и видами работ, указанными в направлении.

— Сложно ли установить, что заболевание именно профессиональное?

— Да, сложно. Порой трудно выявить само заболевание, оно протекает скрыто, субъективных жалоб нет. Инструментальные данные появляются, когда оно проходит уже много стадий и мы видим его «во всей красе». Причины заболевания сложно дифференцировать: что сыграло свою роль в болезни легких — наследственность, курение, возраст, работа на заводе?.. Скорее всего, и то, и другое, и третье: как мы знаем, на 35% состояние здоровья человека зависит от генетики, на 30% — от образа жизни, на остальное влияет уровень развития медицины и факторы окружающей среды, в том числе, рабочей и экологической.

Или взять тугоухость — снижение слуха. Причиной могут быть и возрастные изменения, и воздействие шума. С онкологией, как вы понимаете, и вовсе сложно. В России большое количество производств, где есть промышленные канцерогены, такие как коксохимия, нефтехимия, работа с источниками ионизирущей радиации и так далее, но в настоящее время в стране регулярно регистрируется лишь 20–30 случаев профессиональных онкологических заболеваний.

Наша задача как первичного звена профпатологической помощи — заподозрить наличие профессионального заболевания и направить человека в Центр профессиональной патологии, туда, где дообследуют, либо снимут подозрения, либо подтвердят их — на своем уровне или в сложных случаях уже на уровне федеральных центров. Мы формируем основные принципы сохранности здоровья работников на предприятии, даем рекомендации. Зачастую работник выбирает работу во вредных условиях труда, руководствуясь только экономическими соображениями, нередко продавая здоровье за деньги. Одной из своих задач (надеюсь, как и работодатель) я вижу дать будущему работнику полную и правдивую информацию обо всех возможных вредных влияниях на его здоровье, включая онкологическую опасность.

— Могли бы вы назвать самые вредные и безвредные профессии? 

3

— Абсолютно безвредных профессий не бывает. Даже офисная работа может вызывать психоэмоциональный стресс, выгорание — у нас вред этих недугов по-прежнему недооценивается. В перечне наиболее «вредных» профессий — работники химического, промышленного, горно-металлургического производства. Своя специфика рисков у работников сферы здравоохранения, которые контактируют с ВИЧ-инфицированными и больными туберкулезом, с рентгеновскими установками, с химическими реагентами, а также спасают людей — как хирурги, реаниматологи, работники «Скорой помощи». Люди, работающие с людьми, а тем более в экстренных ситуациях — это всегда очень сложно.

Сегодня наша жизнь, к сожаления, в целом связана со множественными стрессами, и не
только на работе. Нужно стараться выдерживать баланс…

— У вас получается?

— Стараюсь. Для меня лучшие способы борьбы со стрессами — это общение с семьей, прогулки, совместные выезды на природу. И, конечно, люблю свою работу. Когда работа — даже из списка «вредных» — нравится человеку, приносит пользу и удовлетворение, то она для него и хороша. А если человек плюс к этому соблюдает технику безопасности и не перерабатывает, тогда и вред будет минимальным.

Лицензия № ЛО-55-О1-ОО2541 от 07.05.19.

Автор:Елена Ярмизина

Фото:Из личного архива Юлии Кабиной

Теги:МСЧ №9


Яндекс.Директ ВОмске




Комментарии

Ваше мнение

16.01.2020

Одобряете ли вы политические реформы Владимира Путина?

Уже проголосовало 688 человек

13.01.2020

А вы готовы отказаться от покупки одежды на год, как Дарья Мельникова?

Уже проголосовало 314 человек













Блог-пост

Сергей Костарев

— эколог, урбанполитик

Другие новости


Яндекс.Директ ВОмске

Эксклюзив

Губернатор, школьница, актер и неизвестный: люди года, Омск

…и не только они! — убеждают нас эксперты, подводя итоги года и наполняя именами омичей топ-50 персон, которые запомнились нам своими поступками.

97314 января 2020

Кот, пилот, Наполеон и сам Он

Кто те люди, что в 2019-м году сыграли по-крупному в российских масштабах — так, что запомнились нашим экспертам? «ВОмске» продолжает подводить итоги года.

50013 января 2020

Миру мир, Трамп, Маск — и Грета с ними

Семеро одного не ждут, зато топ-50 — украшают. В итоговый рейтинг «людей года» по версии «ВОмске» вошли семь персон, чьи поступки на мировой арене отметили сибирские эксперты.

65013 января 2020

50 удивительных лиц, не считая одной морды

Кот с именем, активист с позицией и другие: традиционно подводим итоги минувшего года при помощи своих экспертов и читателей, представляя пять десятков героев, благодаря которым прошедший год стал незабываемым — по версии «ВОмске».

201710 января 2020

Кто достоин звания «Персона года – 2019»?

«ВОмске» приглашает своих читателей принять участие в третьем итоговом опросе 2019 года.

104228 декабря 2019

Стиль жизни

«Послушала чужую тётку и подумала: «Идите вы в ж…!»

Story

«Послушала чужую тётку и подумала: «Идите вы в ж…!»

История чемпионки в цитатах и фотографиях: изнанка побед Юли Курочкиной.

109520 января 2020
Илья Жуков: «Мне все равно, сколько весит моя жена…»

Story

Илья Жуков: «Мне все равно, сколько весит моя жена…»

Воздушные гимнасты, «Ромео и Джульетта» новогодней программы омского цирка Анна и Илья Жуковы рассказали, как взлетать и не падать, почему их героиня остается жить, а сын перестал смотреть их номер.

196427 декабря 2019
Семь открытий, которые ждут вас в «Двух поэтах»

Еда

Семь открытий, которые ждут вас в «Двух поэтах»

Умные технологии, домашние котлетки, стихи и трюфели: тестируем новое заведение – гастро-буфет на пересечении улиц Маяковского и Пушкина.

3199405 декабря 2019
Карты, деньги, два ума – и пять десятков ангелов

Story

Карты, деньги, два ума – и пять десятков ангелов

О значимом через ассоциации: наша соотечественница с Кипра Ольга Ножнина дает новую жизнь искусству, провоцирует чувствовать и говорить, получает удовольствие и прибыль – и умещает все это в компактный формат карточных колод.

406119 ноября 2019

Подписаться на рассылку

Яндекс.Директ ВОмске




Наверх