Татьяна Дернова: «Не «кинули» город, а дали, и очень много»

Министр образования Татьяна Дернова дала первое в новой должности интервью «ВОмске», рассказав о том, какие задачи сегодня стоят перед ее министерством, об отношениях с городскими коллегами и лучшем месте для собственного отдыха.

1913113 апреля 2017
Татьяна Дернова: «Не «кинули» город, а дали, и очень много»

О новом назначении и затянувшемся суде

 - Татьяна Васильевна, поздравляю вас с назначением. Как ощущаете себя в новой должности?

- Выходные провела здесь, переезжала в новый кабинет, потому что в рабочее время это сделать нереально. Спасибо, помог муж. А что касается ощущений – это гораздо комфортнее, нежели тогда, когда я переходила из города в область, в совершенно новый коллектив, на новый функционал. Муниципальные и региональные полномочия очень разные. Тогда, в 2012 году, все было для меня новым. Первый год в областном министерстве был годом слепого котенка, на второй год котенок открывал глаза, на третий – учился ходить.… Ну, а на четвертый мог уже и молока выпить. Сейчас идет пятый. Особой адаптации мне не понадобится. Поскольку я исполняла обязанности в момент командировок или отпуска министра, выстроены отношения с другими министерствами, с контрольно-надзорными органами, социальными партнерами, тем же УВД и прокуратурой. Слава богу, у меня багаж этих взаимоотношений уже есть. Я не должна их заработать с нуля, понять и познакомиться людьми… Хотя быть первым – это совершенно другая история, степень ответственности теперь гораздо выше. И когда у меня начинают спрашивать, получится у меня или нет, я отвечаю: станет понятно, когда я это начну делать. А предсказать это невозможно. Кроме того, сейчас я одна за двоих, человек, который придет на должность заместителя, будет как раз проживать тот самый «год слепого котенка», и ему нужна будет моя помощь. О персоналиях пока не говорим, ждем, когда кандидатуры будут утверждены правительством. Надеюсь, что команда будет боевой, сплоченной и все задуманное у нас получится.

- Где вам сложнее было работать: в городе или области?

- Вы знаете, с точки зрения полномочий это совершенно разные структуры. У региона есть свои подведомственные учреждения: это детские дома, адаптивные школы-интернаты, общеобразовательные учреждения при колониях и учреждения среднего профессионального образования. Плюс шесть подведомственных учреждений дополнительного образования и один общеобразовательный многопрофильный центр развития одаренности №117. Мы в этом сильно отличаемся от муниципальной системы  образования. У них в подчинении школы, детские сады и учреждения дополнительного образования. Они являются их учредителями и полностью отвечают за все, что там происходит.

Мы как региональная власть обязаны финансово, давая субвенцию, обеспечивать образовательный процесс заработной платой, учебниками и учебными пособиями. Здания, безопасность в них и прочее – полномочия муниципалитетов. Сравнивать системы невозможно, они очень отличаются по подведомственным учреждениям, задачам. Задача региона – продвижение государственной политики в системе образования, поддержка и адаптация в регионе государственных программ и приоритетных проектов. Мы, по большому счету, политики в сфере образования на территории региона.

Я не хочу никак характеризовать управление в городском департаменте. Просто не хочу. Позвольте мне этого не делать. Скажу вот что. Несмотря на то, что муниципальные органы управления образования нам не подчиняются и мы не являемся их учредителями, в регионе, к счастью, сложилась ситуация, когда муниципальные комитеты и отделы управления на все наши рекомендации реагируют очень адекватно и грамотно, понимая, что мы не можем продвигать в систему образования недопустимые вещи. Все основано на нормативных документах и законодательных актах, а не на «нам так привиделось и захотелось».

- Татьяна Васильевна, как вы прокомментируете сложившуюся сегодня ситуацию: город судится с областью из-за образовательных муниципальных учреждений, которые не могут выплатить долги поставщикам инвентаря. Администрация города в первой инстанции смогла отсудить у правительства около 90 млн рублей, область подала апелляцию.… В частности, запомнилась слова вице-мэра Инны Парыгиной о том, что прошли значительные незапланированные расходы более чем на 100 миллионов и в 2015 году областной бюджет «кинул» город на 127 млн руб., не софинансировав модернизацию дошкольных учреждений.

- Создание мест в дошкольных учреждениях для детей, которые живут в муниципалитете – это полномочия муниципалитета. Это должен делать город и муниципальные районы Омской области. В последние годы все новые места в подавляющем большинстве создавались на деньги федерального Минобразования и Правительства Омской области. И очень маленькая доля софинансирования шла из муниципальных бюджетов. Поскольку это не наши полномочия, а полномочия муниципалитета, все эти деньги мы предоставляли в виде субсидий, то есть оказывали финансовую помощь. Деньги на эти цели должны находить муниципалитеты. У нас была возможность субсидировать, мы оказывали поддержку. Когда такая возможность исчезла – перестали. Мне непонятны заявления госпожи Парыгиной. Представьте, что почти пять миллиардов мы вложили в новые места в детских садах, доля муниципалитета там – 1,1 процента…. Копейки. Как минимум некорректно и некрасиво говорить сейчас подобное. Господа, мы помогали вам выполнять ваши полномочия, и стоило бы сказать «спасибо». Да, бывает, что возможность помогать заканчивается – есть еще собственные полномочия и обязанности, которые нужно исполнять. Сегодня огромные планы по строительству школ, и муниципалитетам хочется посоветовать продолжать работу по созданию мест в дошкольных учреждениях, потому что детей, кому сейчас исполняется три года, больше, чем раньше. Что касается суда, мы не останавливаемся. Нам не очень понятно, почему суд принял такое решение, потому что даже исходя из нормативных документов субсидии – это финансовая помощь. Это не обязательство. Посмотрим. В любом случае будем искать справедливости, а время покажет. Обидно, когда в течение стольких лет мы помогали строить, ремонтировать, реконструировать, а в итоге слышим претензии. Когда я работала в городе, мы по три – три с половиной тысячи мест создавали ежегодно, не ожидая помощи от области. А здесь, получая существенную помощь, спустя годы сказать, что мы их «кинули»… Не кинули, а дали, и очень много.

- Это конфликт или рядовая рабочая ситуация, на ваш взгляд?

- Это не конфликт, а мнение одного человека. Каждый имеет право высказать свое мнение, но, на мой взгляд, человек, занимающий высокую должность, должен быть внимателен к своим высказываниям и не транслировать свои мысли от лица всей структуры. Все же это не частное предприятие, где руководитель имеет право говорить все что хочет. Есть понятие корпоративного мнения, и я сомневаюсь, что высказанная позиция – корпоративное мнение всей Администрации города. Возможно, это принципиальная позиция, возможно, просто ошибка.

Легкая ностальгия и сложные стандарты

 - С кем из руководителей вам было комфортнее работать, с Ильей Дубинным или Сергеем Канунниковым?

- Я очень коммуникабельна. Могу договориться практически с любым человеком. Это касается и бытового общения, и рабочего. Любой конфликт мешает мне самой в первую очередь. Бывали напряженные периоды и там, и там, но напряженность не длилось долго, а недопонимание никогда не было длительным. Всегда договаривались, нормально общались.

- А по-человечески кто вам был ближе?

- По-человечески мне ближе Сергей Григорьевич Алексеев, который первым меня сюда пригласил.… Это его заслуга в том, что я оказалась в министерстве. Он был вторым, кому я сообщила о своем назначении.

- Вы долгое время проработали в гимназии №19. Не скучаете?

- Иногда говорю, что жалею, что ушла из школы. Там все было понятно, привычно, вокруг - дети и каждую минуту положительные эмоции, потому что даже если часть урока прошла успешно, ты уже получаешь от этого удовольствие. Если ты работаешь хорошо, ты будешь получать такие эмоции регулярно. Специфика работы здесь все равно другая. Здесь нет возможности ежеминутно получать удовольствие. Я работала в прекрасной, любимой и родной школе, ее и закончила, в нее же и пришла преподавать французский, 15 лет там провела – мне кажется, это достаточный срок, чтобы после стать управленцем. Конечно, там не тот объем,  формат и уровень информации, которую нужно «переварить» здесь. Поэтому я, конечно, лукавлю, когда говорю, что жалею. Хотя и там было постоянно развитие, самосовершенствование. Какое-то время я была заместителем по воспитательной работе – а это беспредельный креатив. Времена, когда я была замом «девятнашки», думаю, без ложной скромности, и дети, и родители вспоминают с ностальгией. Устраивали праздники, КВНы…. И тогдашний директор школы Людмила Ивановна Чупринина, которую я считаю главным своим учителем в управленческой науке – очень многому научила. Даже нюансам взаимоотношений в коллективе, в частности, как избегать конфликтов. Ведь можно дело делать, не оглядываясь по сторонам, и зайти в итоге в тупик, из которого уже не выберешься.… Да, она была очень требовательна, держала нас в «ежовых рукавицах», но все было оправдано, и мы даже не сомневались, что все должно быть именно так. При этом это был руководитель, который способен похвалить. Если руководитель никогда не хвалит подчиненных, это ужасно. Я пришла работать из школы в Центральный округ начальником отдела, приученная к этой стилистике – благодарить – и на всю жизнь запомнила слова одной из опытнейших директоров школ: «Да после ваших «Спасибо» мы горы свернем!» Поэтому мои сотрудники в министерстве знают: и они у меня в какой-то момент «Наташечки» и «Ирочки». Слова похвалы с именем-отчеством, мне кажется, дают не тот эффект.… Позволяю себе уменьшительные суффиксы, возможно, это неправильно, но, на мой взгляд, лучше, чем все время быть на дистанции и никогда не сказать «спасибо».

- Закономерный вопрос: что сейчас в приоритете, какие задачи перед собой ставите.

- Задач множество, потому что отрасль огромная. Огромная численность и тех, кто работает в отрасли, и тех, ради кого мы работаем. При этом, наверное, интерес к школе, саду или колледжу имеет каждый житель. Мы на виду у всех, задач громадье.… Если говорить о школах и детских садах, это, конечно, федеральные образовательные стандарты. Мы внедряем их не первый год, в каких-то параллелях уже работаем в штатном режиме. Но я новый федеральный стандарт кроме как словом «революция» не называю. Прежде было засилье традиционного обучения, объяснительно-иллюстративных методов, когда учитель весь урок у доски, а дети – уткнувшись в учебники и конспекты… Новый стандарт совершенно про другое.

- Можете «на пальцах» объяснить, в чем разница?

- Понимаете, новый стандарт организует учебную деятельность так, что ребенок очень многое берет на себя, делает самостоятельно – в том числе, проектирует результат, который должен получить в конце урока. Моему поколению – при всем уважении к советской школе - очень не хватало умения принимать решения и двигаться самостоятельно. Нынешние дети этому научены больше и сильнее практикоориентированы. Превалирует не теория, а практические вещи, нужные в жизни: анализировать, планировать, проектировать, делать выводы по результатам и корректировать свою деятельность, если что-то идет не так. Раньше это называлось межпредметными умениями, а сейчас – универсальными учебными действиями. Они нужны в любой профессии.

Стандарт – вещь замечательная, хоть и не простая. С сентября наши первые пилотные школы выходят на стандарты старшей школы, самое старшее поколение «пилотников» сегодня в девятом классе, их ждет 10-11 класс. «Обкатывая» их, будем готовить почву для тех, кто пойдет учиться по новым стандартам вслед за ними. Это непросто: у детей должны быть индивидуальные образовательные маршруты, очень конкретная профилизация, много времени уделяется внеурочной занятости, в том числе профориентационной. Это совсем другая жизнь. Люди в этих школах уже привыкли быть новаторами, мы надеемся, что в дальнейшем они будут проводить мастер-классы, делиться опытом с остальными. Для каждой школы изобретать велосипед нет времени, нужны понятные схемы.

- Детские сады тоже переходят на новые стандарты?

- Да. Поскольку идет первый год, все это делают по-разному. Наша задача – чтобы это были реальные дела, а не красивые слова при старой организации работы. Для этих целей Институт развития образования Омской области проводит мониторинговые визиты, специалисты выезжают в сады, по итогам делают выводы, выявляют типичные ошибки, которыми мы делимся со всеми.

Еще одно направление нашей работы – коррекционное образование, стандарты для детей с ограниченными возможностями здоровья. Сейчас в соответствии с федеральным законодательством необучаемых детей нет. Социализировать мы должны всех, просто по разной программе: стандартов восемь, для разных категорий - свой. У каждого индивидуальный путь, но мы должны сделать так, чтобы став взрослым, ребенок мог идти собственной дорогой и быть успешным. Стремимся обеспечивать раннюю помощь родителям: есть дети с ОВЗ, которым педагоги коррекционных учреждений помогают с 6-7 месяцев, потому что чем раньше будет оказана коррекционная  помощь, тем больше вероятность, что ребенок перейдет в статус нормы и пойдет в обычную массовую школу.

На прошлой неделе на совещании в Петербурге выяснилось: мы в числе первой пятерки регионов, у кого с ранней помощью и со всем, что касается коррекционного образования, все хорошо и активно, несмотря на все сложности. Большинство регионов в начале этого пути, а мы работаем с опережением, даже открыли центр по работе с детьми с расстройством аутистического спектра.

- Сегодня министерство должно уделять внимание и профобразованию…

- Все, что касается профобразования – тоже совершенно новое для нас дело. Это движение WorldSkills, направленное на повышение престижа самых востребованных в экономике страны специальностей, по которым мы должны готовить наших студентов. Первый региональный чемпионат прошел очень успешно, представители федерального центра оценили подготовку и материальную базу наших учреждений. Теперь мы должны увеличить уровень компетенций и добавлять JuniorSkills – технические направления, робототехнику, рассчитанные на школьников. На базе областной станции юных техников в конце 2014 года мы открыли детский технопарк, вложили туда порядка 15 миллионов, должны его развивать. Сейчас получили под него еще одно четырехэтажное здание - есть, где развернуться. Проект реализуем вместе с негосударственным сектором дополнительного образования. У них есть совершенно уникальные учреждения с такими же уникальными специалистами, и мы рады, что они готовы с нами работать. Первое время нам окажут содействие представители негосударственного сектора. Ездили недавно в Томск, где в апреле открывается технопарк «Кванториум», перенимали опыт. Думаю, подобное мы откроем у нас.

Безусловно, новое направление, появившееся в прошлом году, – Российское движение школьников. Год назад был первый съезд, куда я поехала, еще не понимая, что это за организация, хотя указ Президента вышел осенью 2015 года. Важность РДШ я для себя поняла, когда шла «холодная война» против наших параолимпийцев, которых не пустили выступать на олимпиаду. Тогда мы всей страной сплотились и стали реальной общностью. Симбиоз и универсальность – вот принципы РДШ. «Мы друг за друга, мы часть нации. Я не волк-одиночка, я в коллективе, рядом с друзьями и иду в понятном мне направлении». Идеология очень проста: кто бы из детей и чем не занимался, они должны ощущать эту общность, а для этого - видеться и общаться на мероприятиях, которым уделяется время за рамками школы. А то хоры у нас отдельно от танцевальных коллективов, художники изолированы от волонтеров, а ведь им всем хочется рассказывать о себе… Им этого не хватает. У РДШ пять направлений, и с чем бы ты не пришел, всегда найдешь себе место. Вместе с нами в этом движении и общественные детские организации. «На выходе» - фестивали, спартакиады, экологические проекты, профильные смены во всероссийских детских центрах и многое другое… 19 мая пройдет первый фестиваль РДШ в регионе. То, чего опасались федералы, – что все это будет «насаждаться» сверху, чиновниками, - не произошло. Это действительно увлекает и интересно всем. Я не сравниваю РДШ с пионерской организацией, хотя идея похожа. Нам нужно взращивать это понимание в наших детях. Ведь когда-то мы эту идею утратили.

О частных школах и семейном обучении

- Татьяна Васильевна, будете ли дополнительно помогать частным школам, развивать эту сферу?
- Частные школы в области работают не первый год, и по федеральному законодательству тем, кто имеет лицензию, мы даем  субсидию на образовательный процесс. Но, как мне кажется, с точки зрения количества сейчас их ровно столько, сколько нужно. Они работают стабильно, результативность разная, но при этом я не могу сказать, что они работают плохо. Находят своих клиентов, и всем хорошо. Больших проблем с ними нет. Так же и детские сады. С учреждениями, которые имеют лицензию на образовательную деятельность, все вопросы благополучно решаются. За ними следят, там проходят проверки. Есть вопросы к центрам развития, на которые мы повлиять не можем: предприниматели, работающие без лицензии. К ним есть вопросы, но не ко всем. Мы над этим работаем совместно с прокуратурой: у них больше прав. В последние годы процесс наладился. Проблем почти нет, как и контор, которые полдня содержат детей в непонятных условиях:  прокуратура нам в этом помогла.

- А что касается семейного обучения? Родители получают компенсацию из областного бюджета, но в Заксобрании проходила инициатива по отмене этих субсидий…
- Пока вопрос остановился и не рассматривается. Мое отношение к самому семейному обучению неоднозначное. Все случаи очень индивидуальные. Есть вариант, когда ребенок, например, серьезно занимается спортом и часто бывает на соревнованиях и сборах. Это индивидуальный образовательный маршрут, и тогда вариант семейного образования ему действительно подходит. Или ребенок параллельно получает образование не только в РФ, но и за рубежом – тоже все в порядке. Нас же пугают случаи спекуляции на этом вопросе, суммы все же не маленькие… Слава богу, что были внесены  изменения, и ребенок теперь проходит аттестацию не по итогам года, а чаще. Если ребенок не прошел аттестацию, то он сразу возвращается в общеобразовательную школу, никто не крадет у него целый год. Порядка больше, а спекулировать на семейном обучении стало опасно. Родители понимают, что, если им это не по силам, они на это не идут.

- У нас много таких детей?

- Нет, человек 400. Мне не всегда понятно, когда уже с первого класса переходят на семейное образование. Наши дети современные, очень продвинутые и, мне кажется, педагоги и родители должны к ним прислушиваться. И тогда почему не дать ребенку попробовать поучиться в массовой школе, почему не дать ребенку выбрать? Я всегда говорю взрослым: вы себя представьте на месте ребенка. Ты лишен классных праздников, общения. В КВН сам с собой играть будешь? Этих вещей не то что семейное обучение, но и маленькая школа не даст – даже если ты будешь прекрасно вести учебный процесс…

- Татьяна Васильевна, а какова ваша позиция по поводу поборов в школах? Родители жалуются, директора говорят, что иначе не могут…

- Поборов быть не должно ни при каком раскладе. Могут быть только действительно добровольные пожертвования. Рецепт борьбы, конечно, простой: в муниципалитете попросту должны быть средства на содержание зданий. А люди уже могут помогать добровольно. Когда мои дети учились в школе, у нас были активные родители, и они с удовольствием помогали школе, когда видели отдачу, когда видели, что финансовая помощь превращается во что-то полезное для детей. Это не должно быть 100-процентной «обязаловкой», тем более, когда давят учителя или одни родители давят на других. В нашем классе тоже зарождался подобный конфликт. Родительнице, у которой денег было больше, чем у других, я сказала: остальные до ее уровня просто не «допрыгнут». Если вам хочется – можете делать что угодно, но никаких претензий к остальным. Смогут – помогут.

Хачапури для всей семьи

- Еще один вопрос - по поводу высшего образования. Вузы подчиняются федеральному министерству образования или отраслевым министерствам, и, тем не менее, каково ваше личное отношение к реформам, созданию опорных вузов и так далее?

- Любая реорганизация должна быть выверена до миллиметра. Относительно объединения ситуация неоднозначная. Все должно начинаться с планируемого результата. Я действительно далека от высшего образования, не могу оценивать профессионально, могу только рассуждать, полагаясь на свой опыт. В Омске 152 школы. При этом мы понимаем, что набрать столько потрясающих и классных директоров мы не можем. И вот есть две соседние школы. В одной у директора выстроена работа, отличный коллектив, к нему хочет попасть огромное количество детей. В другую никто не идет, не получается у того директора. И найти другого пока не могут. Что дало бы объединение? Нет, не уничтожило бы вторую школу. Напротив: крепкий хозяйственник и педагог, которому уже тесно в рамках своей школы, получил бы второе здание и распространил свои знания и умения на другой коллектив учителей, детей и родителей.

- А где «директор» лучше: в ОмГУ или в ОмГПУ?

- Слава богу, обязательное объединение вузов для создания опорных пока отменили, и нам сегодня не нужно об этом думать.

- Несколько личных вопросов. Чем увлекаетесь, чем занимаетесь кроме работы?

- Мое главное увлечение - это семья. Два сына, внук, который живет с нами в одном доме. Ему через месяц исполнится два года. Мы с ним уже общаемся, «тусуемся»… Дети наши появляются на свет, когда мы молоды и глупы, и не можем оценить это счастье. А внуков уже можем оценить, уже видим в них смысл жизни.

Живу на земле, в своем доме, с мая по октябрь занята ландшафтным дизайном. Члены семьи помогают, нет и никогда не было  никаких работников. Все сама. Я мастер на все руки, мне это нравится. Не нравится лишь, что в сутках 24 часа и мне их не хватает на эти прелести.

- Чем гордитесь из растущего?

- Во-первых, лично вырастила газон. Это сложно: надо подстригать, ухаживать, поливать. Но он получился красивым. Еще - тысячи полторы тюльпанов, не меньше... Я их очень люблю. На моих пятнадцати сотках огорода растет все. Не в больших количествах, но столько, сколько надо. Люди не верят, что я делаю все сама, но у меня много свидетелей. Мне нравится так жить. Мы не ездим в отпуск, все свободное время проводим дома, общаемся с друзьями, родственниками, их детьми и внуками. Очень сильна семейственность. Все дни рождения отмечаем дома большой компанией. Когда начинается дачный сезон, каждые выходные приезжает кто-то из друзей. Люблю общение, всегда всех зову к себе. И с работы тоже.

- Вы готовите?

- Да. Фирменных блюд несколько, выбор зависит от времени года. Если празднество летом на улице, это закуски, закрутки в лаваше, шашлык, бурито, хачапури, мясо по-французски, солянка… Мы раньше собирались у бабушки в маленьком сельском доме в Казахстане. Машин двенадцать у ее дома стояло. Умирая,  бабушка наказала не бросать Нину, младшую дочь, мою тетю, которая там живет. Мы ее не бросаем, продолжаем к ней ездить. Ночью на каждом сантиметре спит чье-то тело… Тесно, да, но традиция очень важная. Сколько бы там не находились,  практически не спим, потому что жалко тратить время на сон. Выезды на природу, заготовка дров.… Поскольку нас много, все идет споро и быстро, как нужно. Так вот, там я готовлю на всю толпу. Варю ведро солянки, сооружаю огромный казан плова… Мы никуда больше не любим ездить. Один раз выбрались в Турцию. Дети еле досидели до конца отпуска. Говорят: «Давай лучше дальше в Казахстан ездить». Не тянет за рубеж…

- У вас оригинальные и изящные украшения. А другие «женские слабости» у вас есть?

- Спасибо. Это все не особо дорогое, но действительно очень любимое. Плюс к этому стараюсь шить одежду на заказ, а не покупать в магазине: у меня хорошая портниха.

Яндекс.Директ ВОмске




Комментарии

Скоро

Ваше мнение

13.07.2017

Вы считаете, в Омске нужен памятник журналисту?

Уже проголосовало 26 человек

13.07.2017

Вы верите, что в Омске в ближайшие 10 лет построят аэропорт «Омск-Федоровка»?

Уже проголосовало 30 человек

Блог-пост

Наталья Степанова

— туринструктор

Сергей Костарев

— Председатель "Экологического комитета", профессор

Нателла Кисилевская

— Журналистка

Новости партнеров

Яндекс.Директ ВОмске

Эксклюзив

Последние герои последнего Горсовета

Отставка мэра Двораковского, выстраданная программа приватизации, ярость федерального куратора и еще пара наблюдений с итогового заседания Омского городского совета.

609420 июля 2017

Открытие «АгроОмска-2017»: кошерно, бравурно и мокро

Народу много, людей нет: как омский губернатор Назаров и московский чиновник Хатуов открывали сельскохозяйственную выставку-ярмарку.

1131518 июля 2017

Стиль жизни

Марк Гринберг: «Здоровый человек во власти не нуждается»

Здоровье

Марк Гринберг: «Здоровый человек во власти не нуждается»

Про власть и паранойю: ситуация в стране сквозь приемную кабинета врача-психотерапевта. В преддверии осенней выборной гонки директор центра «Леге Артис» Марк Гринберг о том, почему люди «подсаживаются» на власть и как чувствовать себя «живым» даже на высокой должности.

673211 июля 2017
Из жизни отдыхающего, или Как Дмитрий Сычев провел год без футбола

Уклад

Из жизни отдыхающего, или Как Дмитрий Сычев провел год без футбола

Экс-футболист сборной России Дмитрий Сычев предпримет новую попытку перезапустить свою карьеру. «ВОмске» отследил, как игрок проводил время вне большого спорта. КВН, серфинг, Баста и совсем немного футбола.

87607 июля 2017
Необычное свидание в День семьи, любви и верности

Еда

Необычное свидание в День семьи, любви и верности

Ресторан-аттракцион «Вкус темноты» приглашает влюбленных и любящих отметить День семьи, любви и верности необычным романтическим свиданием.

59405 июля 2017
Как губернатора Полежаева в омской Драме коньяком угощали

Story

Как губернатора Полежаева в омской Драме коньяком угощали

В ресторане BASE прошли новые театральные посиделки «И все же мы скучаем по театру...»

1266104 июля 2017

Подписаться на рассылку

Яндекс.Директ ВОмске


Новости smi2.ru
Наверх