Варнава

Трогательный рассказ москвича Юрия Калабина о неожиданной встрече с удивительным человеком, идущим в Омск из Карелии, пешком по российским дорогам...

1119112 сентября 2017

Этот субботний солнечный день сентября как нельзя лучше подходил для эвакуации родителей из деревни, что лежит на берегах темноводной Цны далеко за Рязанью. Конкуренция на автодорогах была невелика, и машина уверенно мчалась к далекой цели, расталкивая набегающий воздух утюгоподобным радиатором и давя осенних мух ветровым стеклом. В салоне уютно журчали мелодии Поля Мориа с цифрового диска, сменив скучную постылость музыки радиостанций. В бумажном стаканчике — остатки кофе, во рту — его бодрящая горечь. В голове — унылая кутерьма мыслей, воспоминаний, в общем — бардак. Бак — почти полон. Путешествие обещало скорость и комфорт одиночества. На обочинах трассы множество припаркованных авто — грибники. Они же с корзинками и пакетами бродят вдоль дороги, не рискуя углубляться в лес. Миновал мост через Оку, что на дороге вкруг Коломны, — разогнался. Краем глаза вижу темную фигуру идущую справа по обочине… Бабка-грибница? Поравнялся. Нет — чернец! Проехал еще метров двести, пока нога сама не вдавила тормоз. Возьму! Сдал назад. Поравнялся. Опустил стекло. Моложавое бородатое лицо, темные глаза, на голове — скуфия.

— Куда путь держим?

1

— В Челябинск.

Сел. Потертая, но чистенькая ряса. Полупустой рюкзак и скатанку — палатку (потом узнал) положил в ноги. В машине разлился медовый запах церковных свечей.

— А что в Челябинске?

— Да я вообще то в Омск — домой… к матери. Болеет она…

— Что?

— Рак у нее, четвертая стадия, по-женски…

— Лечили?

— Облучали, но не помогло.

— Тогда недолго осталось…

— Ну да…

Отвечал односложно, но приветливо. Вопрос-ответ. Звать Варнавой, в миру — Олегом был.

Оказалось, идет из монастыря. Монастырь мужской в Карелии, в лесу, на отшибе. Человек пятнадцать насельников, стадо коров, хозяйство небольшое. Живут уединенно — по афонскому уставу. Настоятель — Симеон. Старенький совсем. До монастыря добраться — только пешком, да зимой, когда болота замерзнут — машина пройти сможет. Паломников — нет, потому и денег совсем мало. Телевизора, радио — нет — отвлекает от молитв. Монастырь старинный, века 17 аж. Варнава там живет с 1993 года. Несколько раз был в Интерпоселке — единственном селении, что поблизости, один раз в Кеми и на Соловках. Работает скотником — послушание такое дано.

На руки посмотрел — чистые, ногти пострижены аккуратно. Странно!

— Как же вас отпустили?

— Настоятель разрешил — на три года — за матерью ухаживать.

— А сюда как добрался?

— Подвозили, но недолго, пешком…

— В Москву заходили?

— Был, заблудился — два дня выход искал.

— А раньше в Москве был?

— Давно.

— И как изменения?

— Большие — к лучшему, продукты дорогие, а одежда — дешевле…

— А где спали?

— Так вота — в палатке, — показывает на скатанку.

Гляжу — одет легко. Палатка — тоненькая однослойная.

— Не замерз?

— Да нет.

— Сколько ж в пути?

Замялся. Вообще со временем, адресами у него плоховато оказалось.

— Дня четыре. Можно телефон зарядить?

Ого! Дешевенький Алкатель все таки есть.

— Да подарили — в дорогу.

— Так вы за столько лет ни разу дома не были?

— Нет.

— А как там то оказались?

— Поехал Соловецкий монастырь посмотреть, а случайно сюда завезли и стали восстанавливать, так и остался.

— А постриг когда приняли?

— Лет пятнадцать уж.

— Я в деревню к родителям еду, завтра заберу их и в Москву обратно. Заедем — поедим, отдохнете, переночуете в нормальной обстановке?

— Можно.

Опять помолчали.

— Вы поспите часов несколько.

Даже голову не приклонил — уснул и спал почти до Шацка.

Уже подъезжали.

— Вы сегодня хоть ели?

— Да. Хлеб оставался…

— И все?

Черт меня подрал, он же голодный совсем, а я не удосужился догадаться — купить по дороге что-нибудь.

Приехали. Родители гостя не ждали. Познакомил — объяснил, так и так — монах, в миру уж 25 лет не был.

Сели за стол. Ел не так уж много, но с удовольствием и аккуратно. О Боге не говорили, молитвы не читали. Все разговоры, как повелось — односложными ответами, но видно, что старики были удивлены «очарованному страннику».

После обеда проводили гостя помыться горячей водой. Вернулся — научил Варнаву пользоваться навигатором, посмотрели — если пешком — идти еще непрерывно 27 дней и 2 000 километров. Долго пытались понять из какого он монастыря: Важозерский Спасо-Преображенский не признал, адрес в Омске не помнил, визуально надеялся найти свой дом. Почему столько лет не объявлялся, мы пытать его не стали. Спать легли рано. Всю ночь я ворочался и думал о нем. Без денег, без еды, без знакомств — пуститься в путь к умирающей матери, которую не видел четверть века. Лишь с верой в Бога!

Утром встали, позавтракали и собрали гостя. Убеждал смелее голосовать и проситься на ночлег в дома. Мир же не без добрых людей. А странствующих на Руси всегда привечали.

— Варнава, деньги то у вас есть?

— Да! 35 рублей!

Господи! Да что ж это я? Отдал ему сколько было наличности. Отвез к дороге, к месту, где могли остановиться большегрузы.

Попрощались. Взял его номер. Сказал буду звонить — беспокоиться. Поблагодарил кротко. Скоро уехали и мы в Москву.

Что— то поменялось в моем мире….

P.S. Вечером позвонил — Варнава был уже рядом с Самарой.

P.P.S. Я просто должен был сделать это. Он ни разу ничего не попросил. Ощущение свое помню хорошо — подвезти, заехать поесть, переночевать... И это не гипноз. И нет у него будущего в нашем понимании. Он живет в другом мире. Бог его хранит... Кстати, вчера общались. Он за Уфой. Благодарил. С Праздником поздравлял...

Оригинал в Фейсбуке автора.


Яндекс.Директ ВОмске




Комментарии

Ваше мнение

22.05.2018

Ройзман правильно сделал, что подал в отставку?

Уже проголосовало 10 человек

15.05.2018

Как вы относитесь к возможному повышению пенсионного возраста в России? По-вашему, это...

Уже проголосовало 139 человек



Другие новости





Блог-пост

Константин Ивигин

— Журналист

Алексей Платонов

— писатель, предприниматель

Ангелина Яковлева

— будущий дизайнер

Другие новости


Яндекс.Директ ВОмске

Эксклюзив

Константин Черных: «Банкротство — комфортное решение»

Руководитель компании «Общество защиты прав потребителей «Общественная защита» — о процедуре реструктуризации по закону о банкротстве и о том, что банкротство не приговор, а возможность выбраться из финансовой ямы.

59521 мая 2018

Кто самый активный депутат Заксобрания?

Сайт «ВОмске» вместе с читателями-избирателями строит первый рейтинг депутатов регионального парламента.

2805411 мая 2018

Стиль жизни

ПИСЬМО СЕБЕ, 17-летней Нателле Кисилевской...

Откровенная история

ПИСЬМО СЕБЕ, 17-летней Нателле Кисилевской...

...из 2018 года от известной журналистки, красавицы, умницы и опытной кошелки. 

40723 мая 2018
Максим Дьяченко: «На обратной стороне визитки — стилизованный «Черный квадрат» Малевича»

Кредо

Максим Дьяченко: «На обратной стороне визитки — стилизованный «Черный квадрат» Малевича»

Деньги, дети, дурные привычки, крутые сделки, учителя и авантюры: большое интервью с управляющим партнером компании «Петролеум Трейдинг».

132018 мая 2018
Игорь Ганичев: «Делаю баню для парения – от слова «парить», то есть «летать»

Уклад

Игорь Ганичев: «Делаю баню для парения – от слова «парить», то есть «летать»

Игорь строит уникальные бани, исповедует мягкость тепла, борется с феноменом «банной роскоши» и готов продвигать новый омский бренд — баню, после которой у тебя за спиной вырастают крылья.

917317 мая 2018
ПИСЬМО СЕБЕ, 17-летнему Алексею Платонову…

Откровенная история

ПИСЬМО СЕБЕ, 17-летнему Алексею Платонову…

…или десять выводов к 44 годам владельца сети мобильной электроники iZЮМ, автора книги «Прозрей - или мы вернем тебе деньги».

1375111 мая 2018

Подписаться на рассылку

Яндекс.Директ ВОмске




Другие новости

Наверх