Варнава

Трогательный рассказ москвича Юрия Калабина о неожиданной встрече с удивительным человеком, идущим в Омск из Карелии, пешком по российским дорогам...

625112 сентября 2017

Этот субботний солнечный день сентября как нельзя лучше подходил для эвакуации родителей из деревни, что лежит на берегах темноводной Цны далеко за Рязанью. Конкуренция на автодорогах была невелика, и машина уверенно мчалась к далекой цели, расталкивая набегающий воздух утюгоподобным радиатором и давя осенних мух ветровым стеклом. В салоне уютно журчали мелодии Поля Мориа с цифрового диска, сменив скучную постылость музыки радиостанций. В бумажном стаканчике — остатки кофе, во рту — его бодрящая горечь. В голове — унылая кутерьма мыслей, воспоминаний, в общем — бардак. Бак — почти полон. Путешествие обещало скорость и комфорт одиночества. На обочинах трассы множество припаркованных авто — грибники. Они же с корзинками и пакетами бродят вдоль дороги, не рискуя углубляться в лес. Миновал мост через Оку, что на дороге вкруг Коломны, — разогнался. Краем глаза вижу темную фигуру идущую справа по обочине… Бабка-грибница? Поравнялся. Нет — чернец! Проехал еще метров двести, пока нога сама не вдавила тормоз. Возьму! Сдал назад. Поравнялся. Опустил стекло. Моложавое бородатое лицо, темные глаза, на голове — скуфия.

— Куда путь держим?

— В Челябинск.

Сел. Потертая, но чистенькая ряса. Полупустой рюкзак и скатанку — палатку (потом узнал) положил в ноги. В машине разлился медовый запах церковных свечей.

— А что в Челябинске?

— Да я вообще то в Омск — домой… к матери. Болеет она…

— Что?

— Рак у нее, четвертая стадия, по-женски…

— Лечили?

— Облучали, но не помогло.

— Тогда недолго осталось…

— Ну да…

Отвечал односложно, но приветливо. Вопрос-ответ. Звать Варнавой, в миру — Олегом был.

Оказалось, идет из монастыря. Монастырь мужской в Карелии, в лесу, на отшибе. Человек пятнадцать насельников, стадо коров, хозяйство небольшое. Живут уединенно — по афонскому уставу. Настоятель — Симеон. Старенький совсем. До монастыря добраться — только пешком, да зимой, когда болота замерзнут — машина пройти сможет. Паломников — нет, потому и денег совсем мало. Телевизора, радио — нет — отвлекает от молитв. Монастырь старинный, века 17 аж. Варнава там живет с 1993 года. Несколько раз был в Интерпоселке — единственном селении, что поблизости, один раз в Кеми и на Соловках. Работает скотником — послушание такое дано.

На руки посмотрел — чистые, ногти пострижены аккуратно. Странно!

— Как же вас отпустили?

— Настоятель разрешил — на три года — за матерью ухаживать.

— А сюда как добрался?

— Подвозили, но недолго, пешком…

— В Москву заходили?

— Был, заблудился — два дня выход искал.

— А раньше в Москве был?

— Давно.

— И как изменения?

— Большие — к лучшему, продукты дорогие, а одежда — дешевле…

— А где спали?

— Так вота — в палатке, — показывает на скатанку.

Гляжу — одет легко. Палатка — тоненькая однослойная.

— Не замерз?

— Да нет.

— Сколько ж в пути?

Замялся. Вообще со временем, адресами у него плоховато оказалось.

— Дня четыре. Можно телефон зарядить?

Ого! Дешевенький Алкатель все таки есть.

— Да подарили — в дорогу.

— Так вы за столько лет ни разу дома не были?

— Нет.

— А как там то оказались?

— Поехал Соловецкий монастырь посмотреть, а случайно сюда завезли и стали восстанавливать, так и остался.

— А постриг когда приняли?

— Лет пятнадцать уж.

— Я в деревню к родителям еду, завтра заберу их и в Москву обратно. Заедем — поедим, отдохнете, переночуете в нормальной обстановке?

— Можно.

Опять помолчали.

— Вы поспите часов несколько.

Даже голову не приклонил — уснул и спал почти до Шацка.

Уже подъезжали.

— Вы сегодня хоть ели?

— Да. Хлеб оставался…

— И все?

Черт меня подрал, он же голодный совсем, а я не удосужился догадаться — купить по дороге что-нибудь.

Приехали. Родители гостя не ждали. Познакомил — объяснил, так и так — монах, в миру уж 25 лет не был.

Сели за стол. Ел не так уж много, но с удовольствием и аккуратно. О Боге не говорили, молитвы не читали. Все разговоры, как повелось — односложными ответами, но видно, что старики были удивлены «очарованному страннику».

После обеда проводили гостя помыться горячей водой. Вернулся — научил Варнаву пользоваться навигатором, посмотрели — если пешком — идти еще непрерывно 27 дней и 2 000 километров. Долго пытались понять из какого он монастыря: Важозерский Спасо-Преображенский не признал, адрес в Омске не помнил, визуально надеялся найти свой дом. Почему столько лет не объявлялся, мы пытать его не стали. Спать легли рано. Всю ночь я ворочался и думал о нем. Без денег, без еды, без знакомств — пуститься в путь к умирающей матери, которую не видел четверть века. Лишь с верой в Бога!

Утром встали, позавтракали и собрали гостя. Убеждал смелее голосовать и проситься на ночлег в дома. Мир же не без добрых людей. А странствующих на Руси всегда привечали.

— Варнава, деньги то у вас есть?

— Да! 35 рублей!

Господи! Да что ж это я? Отдал ему сколько было наличности. Отвез к дороге, к месту, где могли остановиться большегрузы.

Попрощались. Взял его номер. Сказал буду звонить — беспокоиться. Поблагодарил кротко. Скоро уехали и мы в Москву.

Что— то поменялось в моем мире….

P.S. Вечером позвонил — Варнава был уже рядом с Самарой.

P.P.S. Я просто должен был сделать это. Он ни разу ничего не попросил. Ощущение свое помню хорошо — подвезти, заехать поесть, переночевать... И это не гипноз. И нет у него будущего в нашем понимании. Он живет в другом мире. Бог его хранит... Кстати, вчера общались. Он за Уфой. Благодарил. С Праздником поздравлял...

Оригинал в Фейсбуке автора.


Новости по теме

Яндекс.Директ ВОмске




Комментарии

Ваше мнение

13.09.2017

Гаджеты на какой мобильной платформе вы предпочитаете?

Уже проголосовало 34 человека

24.08.2017

Если бы вы голосовали на выборах в Омский городской Совет, то за какую партию?

Уже проголосовало 143 человека

Блог-пост

Сергей Денисенко

— Писатель, журналист

Татьяна Ильина

— Редактор, журналист

Сергей Мельников

— директор ООО "Факторум"

Новости партнеров

Яндекс.Директ ВОмске

Стиль жизни

Виктор Шкуренко: «Я решил, что остаюсь в Омске, но рад, что сын уехал из России»

Откровенная история

Виктор Шкуренко: «Я решил, что остаюсь в Омске, но рад, что сын уехал из России»

«ВОмске» продолжает проект «Семь историй одного выбора». История четвертая, от Виктора Шкуренко, предпринимателя, отца и человека либеральных взглядов, чей сын учится на Манхэттене и собирается продолжать образование в США.

5283211 сентября 2017
«Задруканный» руководитель как образец для подражания

Книга

«Задруканный» руководитель как образец для подражания

...не «задрюканный», нет, а начитавшийся Питера Друкера: неологизм родился на очередном заседании Клуба читающих бизнесменов, где обсуждали книгу знаменитого экономиста «Эффективный руководитель».

130331 августа 2017
Олеся Дорогова: «Месяц буквально жила под воротами кадетского корпуса...»

Откровенная история

Олеся Дорогова: «Месяц буквально жила под воротами кадетского корпуса...»

«ВОмске» продолжает проект «Семь историй одного выбора». История третья, от Олеси Дороговой, дочери подполковника, которая в свое время поклялась, что никогда не свяжет свою жизнь с человеком в погонах, а в результате замужем за офицером и воспитывает будущего военного.

2325429 августа 2017
Евгения Климанова: «Не хочу, чтобы мои дети ходили строем»

Откровенная история

Евгения Климанова: «Не хочу, чтобы мои дети ходили строем»

«ВОмске» представляет проект «Семь историй одного выбора». История вторая, от Евгении Климановой, которая так не любила школу, что, став мамой, выбрала для своих детей семейное обучение.

280124 августа 2017

Подписаться на рассылку

Яндекс.Директ ВОмске


Новости smi2.ru
Наверх