А Дустом не пробовали?

В омском краеведческом музее идет выставка театральных костюмов 19 века. Ее привез Виталий Дудоладов, человек-легенда, выборгский кладоискатель, персонаж удивительный и нетривиальный.

203813 октября 2017
А Дустом не пробовали?

Знакомство

Я его спину увидела еще на подходе к музею. Не то чтобы я обладаю особым даром и могла бы узнать незнакомого человека со спины, просто это мужчина, перед которым бежит черная кошка. О кошке я наслышана: Марта – буквально член этой странной семьи: Дуст, Кристина и их «доча» Марта, которая гуляет сама по себе, но всегда возвращается к хозяевам. Сам Виталий тоже весь в черном: джинсы, куртка, футболка. Веселый и радушный, в правом ухе – серьга, левое немного покалечено. «Костюмы как с помойки, и эти персонажи тоже», - ничего подобного. По крайней мере, в отношении Дуста.: 49 лет, выглядит молодо, не скажешь, что последние десятилетия ищет клады, живет где придется, спит где удобно, всеяден и вполне доволен жизнью.

Дуст и Кристина (Виталий Дудоладов и Кристина Браун) если и не самые знаменитые, то одни из самых заметных жителей Выборга. Они кладоискатели и уже не первый год занимаются тем, что залезают в заброшенные дома, обследуют там чердаки и подвалы и с переменным успехом находят драгоценности, предметы быта, старые книги и газеты. Их главные находки — костюмы императорского театра и старинная аптека.

- Мира! – кричит Дуст своей кошке. Оказывается, Марта ждет в Выборге. А Миранде всего полгода, ее Дуст привез из Питера. «Порода такая. Есть кошки бездомные, а беспородистых не бывает, - объясняет Дуст. – Видишь, холки у нее нет, мать ее за шкурку на боку таскала. Они самостоятельные, воды не боятся, сами купаются, но знают и любят хозяина. Друг с другом они еще не виделись. Ревновать, конечно, будут… Мира подрастает, уже на меня поглядывает как Кристинка!

На вопрос, где же сама Кристина, помощница и «правая рука» Дуста, он всплескивает руками:

- Так она в психушке! Там детективная история вообще, моей биографии не на один фильм хватит. Вот слушай. После поджога выборгской кордегардии, где мы жили, увожу ее в Финляндию. За нами, понятно, все это время наблюдала финская разведка. Короче, через восемь месяцев нас забирают на улице и держат в тюрьме. Я сейчас сужусь с финнами: при задержании у меня пропали ценные вещи из камеры хранения, которые я оцениваю в миллион евро. Подаем на политическое убежище. В июле 2016 года нас выдают, меня отпускают, а Кристину забирают и увозят в «Кресты», а потом закрывают в Питере на Степана Скворцова с диагнозом «шизофрения». Якобы у полицейского из-за нее сотрясение мозга… С июля 2016 года я ее не видел и не слышал, я ведь не являюсь официальным мужем, а ее мать пишет заявление, чтобы меня не пускали….

…Ловлю себя на мысли, что самое время прояснить и для себя, и для будущего читателя (ясное дело, мало что понимающего), кто же они такие – Дуст и Кристина.

Диссиденты нашего века

Дуст занялся поисками кладов в начале нулевых, когда вышел из тюрьмы. Сидел за хищение «в особо крупных» – умыкнул два вагона с никелем. До этого трудился то прорабом, то строителем, но ничего постоянного и особо прибыльного. Жена из тюрьмы не дождалась, да он и не вернулся бы. «Вышел - злой был: страдал, замерзал, пил, курил. Делать было нечего – читал про Выборг. Там написано: выборгскому этнографическому музею в 1895 году надстроили два этажа, потому что художник Громов подарил ему коллекцию стоимостью миллион рублей. Беру калькулятор, перемножаю – нолей не хватает! А музей сгорел со всеми экспонатами. Но как он может сгореть со всеми экспонатами? Есть же подвал. Я — туда и давай рыть».

Пару лет Дуст копал на месте бывшего музея, ничего особо ценного не нашел, но познал вкус поиска. Как-то оказался на выставке в Эрмитаже, начал общаться с людьми, мало-помалу - изучать архивы, библиотеки, карты, справочники. В том числе к нему в руки попала карта бомбардировки Выборга в 1940 году. Дуст прикинул: возможности вывезти свое состояние из города у жителей не было, а значит, в подвалах старых домов по-прежнему лежат раритеты. Так и стал в итоге настоящим кладоискателем: в заброшенных домах находил старые деньги, украшения, сувениры, необычные предметы, мебель. Познакомился с коллекционерами и владельцами сувенирных лавок. Пройдет еще несколько лет – и его вообще будет знать весь город: по образу жизни да по выставкам. Их Дуст провел не один десяток, и не только в Выборге, но и в Петербурге.

Однажды, например, на чердаке бывшего губернаторского дома Дуст обнаружил хорошо сохранившуюся аптеку конца XIX века. Банки, колбы, коробки для таблеток, документы — всего в аптеке было порядка двух тысяч предметов.

- Работал художником по декорациям на фильме. И там, во время строительства декораций, мне было скучно. Лазил по чердакам. Нашел много аптечных документов, всяких банок-склянок. Отдал в музей. С этого и началось. Потом на день Выборга в Питере попросили выставить что-нибудь из общей коллекции. Я поставил эту аптеку и несколько костюмов….

Очередная важная «случайность»: Дуст оказался на съемках фильма «Бой с тенью», которые проходили рядом с Выборгским замком. Позвали волонтером – помогать с мелким ремонтом,  уборкой мусора. Однажды  попросили выкинуть с одного из складов кучу тряпок.

- Так и велено было: выкинь это г..о. Вижу – на них печати 1800-х годов. Попросил взять «мусор» себе. «Бери, не жалко!» Оказалось, что «мусор» — костюмы конца XIX – начала XX века, которые принадлежали императорским театрам. Заключение, подтверждающее это, дали в Александринском театре, где сохранились эскизы костюмов.

 

Любовь народная

С Кристиной Дуст вместе уже десять лет. Был знаком с ее матерью и отчимом, однако семья девушки была далеко не самой благополучной. Вот Кристина и ушла с Дустом. Ходит с ним вместе, ищет клады, делает из найденных предметов коллажи и помогает организовывать выставки.

- Как в городе относятся к вам с Кристиной?

- Да нас отлично знают. Как относятся? По-разному, конечно. Рабы ненавидят не хозяев, а тех, кто стал свободным. Понимаешь? Мы живем не системно. Кто-то плюется, кто-то осуждает, кто-то завидует. Мы же давно вместе. Плюс еще наша разница в возрасте. Мы с 2009 выставляемся… Кристина в 19 лет, без образования первый раз выставилась в замке. Я когда открыл первую выставку, от меня сразу отказалось человек сто. До этого стебались: «Вот черт какой, лазит с малолетками по подвалам…»  - а тут бац! У меня выставка. И четыре телекомпании снимают, включая «Россию». Им стало дурно.

Дуст с Кристиной перемещаются по Выборгу от одной лавки к другой. Где-то узнают, интересует ли подшивка газет 1918 года, где-то спрашивают, как продается перепечатанный ими учебник конца XIX века. По словам Дуста, они отдали выборгскому музею больше 300 экспонатов.

- Поэтому с нами и считаются. Государство снисходительно относится к некоторым нашим проступкам. Мы и в топонимических советах участвуем, и на праздники нас приглашают. Я для этого города сделал столько… В любом бы Гамбурге или Амстердаме медаль бы на грудь повесили. А здесь я изгой.

После поджога

Жили долгое время в выборгской кордегардии. Объект исторический, построенный еще в 1776 году, с молчаливого согласия местной администрации кладоискатели охраняли и спасали от разрушения. Свечи, печь, ни воды, ни электричества. Здесь же кладоискатели хранили и все свои находки, включая костюмы императорского театра, газеты и книги. Но бывшее караульное здание сгорело. Дуст уверен по сей день: дело рук матери Кристины, недовольной образом жизни дочери. Вместе с кордегардией сгорела и большая часть коллекции: например, из 90 костюмов осталось чуть больше 30.

- А после поджога - Финляндия?

- Да, только до того еще Германия, два месяца сидел в центре беженцев. Я иду как диссидент. Представь, в 2013 году был принят закон о запрете кладоискательства. Но с 2009 я официально объявлен известным выборгским кладоискателем. Немцы меня из тюрьмы сразу направили в центр беженцев, так как заявил на следствии, что поехал в Европу в поисках места для выставки, а родное государство отказалось меня защищать. Оно объявило меня преступником. За убийство по неосторожности дают до 5 лет, а за кладоискательство - до шести! А диссидент - это другие деньги, во много раз превышающие деньги обычного беженца. Немцы готовы были платить…

По Омску в поисках сокровищ

Идем по парку в сторону кофейни. Походка у Дуста быстрая, речь тоже.

- Костюмы находятся частично в России, частично в Финляндии, и из-за всех этих заморочек у меня не получилось сделать филиал музея. Да, я дурак, ношу одежду, которая стоит состояние. Имею право. Есть фильмы, где я ношу кафтаны 1884 года. И людям даю поносить. И на праздниках в городе одел кучу народа. Скажите мне, что я делаю не так? Семь сценических костюмов Дягилева продано на аукционе в Лондоне. Посмотри сколько это стоит - то, что Дягилев шил просто «на коленках», для халтуры. От 20 до 80 тысяч евро и больше! И сколько стоят мои? Эскиз Бакста уходит за миллион. Просто эскиз! А у меня есть два предмета Бакста, составляющие целый костюм 1903 года… Сколько он стоит как законченное произведение? Одному богу известно. Ни у кого в частном владении такого нет. А если есть, почему только Дуст выставляет коллекцию театральных костюмов и больше никто во всем мире? Я идиот? Может еще кто-то есть? Одни вон выложили 20 костюмов из старинного театра, позвали французскую делегацию. Те охали-ахали, плакали, стонали вокруг этих 20 костюмов... Ну а тут 50 стоят! Вы боитесь, что это появится на рынке и вам станет страшно? И вам станет страшно, я вам обещаю.

Спрашиваю, как «срослось» с выставкой в Омске – всплескивает руками:

- Великолепно! Все получилось как обычно судьбоносно. Переписывался тут с Оксаной, она познакомила с парнем, который работает на радио, у того в музее знакомые, перенаправил меня к ведущей выставки. Ну, мы в машину и полетели. Две тысячи километров. Доехали. Встретили нас великолепно. Город поразил. Ничего, кроме дикого восторга. Я впервые здесь, хотя папа почти местный, он из Ишима, я в детстве тоже там бывал...

- Сколько костюмов выставлено в нашем Краеведческом?

- Больше 50. Уже неделю работаем, все в восторге. А где ты еще посмотришь такое? В Питере штук 10 стоит и все разноплановые, из разных опер. Половина посетителей уже подготовленные приходят, сами друг другу экскурсии проводят. Посуди сама: театралам это интересно, тем, кто шьет – интересно, любителям старины –  интересно, историкам – интересно. Кому нет-то? Я бы и сам пошел смотреть на старинную подлинную нереставрированную одежду!

Двигаемся по дорожке. Спереди шуршит желтыми листьями Миранда, иногда прячется, виден только черный хвост.

- А детей у тебя нет?

- Дочка была, 30 лет. В мае этого года умерла. Не знаю, от чего, так получилось. Мы не особо-то общались.

- А с женой?

- С той, что в 90-х? Ты чего, это уже прошлая жизнь Я только с Кристиной уже 10 лет. А до нее еще всякие маши-клавы… У меня кризис среднего возраста пришел – и не прошел. Попал совершенно в другую среду и через несколько месяцев ушел из замка с девочкой 18-ти лет. Вон я длинноволосый, с сережкой на фото, видишь? А второе ухо это Кристина мне откусила. Разбаловалась. Молодая, горячая…

- Кризис из-за чего?

- Ценности переосмыслил. Когда с первой женой расставался, сел. Хищение в особо крупном… Там статья была от восьми до расстрела. Тогда только мораторий на смертную казнь введен был. Мне было 24. Пока под следствием сидел, она меня бросила. Меня осудили, через 3 года отпустили. Власть поменялась, деньги поменялись. Вышел, занимался реставрацией каминов. 10 лет за матерью-инвалидом ухаживал. Думал, что делать. Чем заниматься? Если начну бухать – уйду в запой на 2-3 месяца. Каждое утро просыпаюсь, курну, потянусь – уже, глядишь, часов 12. Начал приходить в себя. В 2004 меня пригласили на «Бой с тенью». Делал им костюмы, остался там работать. С этого момента перелом и пошел. Тогда и Кристину случайно встретил. С матерью ее знаком был, с отчимом познакомился…

- А Кристина не хочет детей?

- Она как кошка, знаешь, она хочет. Но она никогда не будет озадачивать хозяина, если негде растить котят. Она будет бежать рядом, метить колеса, драться, но никогда не будет рожать, ведь в такой ситуации ребенок будет лишь обузой.

- А в будущем не отрицаете такой возможности?

- Конечно, нет. Детей надо. Но я же кладоискатель… я не останавливаюсь, все равно ищу. Меня тянет, и я нахожу. В свободное от работы время собираю с металлоискателем гвоздики-монетки, кайфую. Дарю музеям бумажные документы вековой давности. Выставка – письма, книги, открытки, денежные купюры, афиши и газеты первых лет эпохи Советов.

Миллионер – перекати-поле

Все остатки коллекции Дуст по максимуму вывез в Финляндию, где несколько лет назад купил землю. Его устремления – воссоединиться с Кристиной, которую должны выпустить из лечебницы, и махнуть туда, или еще дальше, в Европу. Открыть постоянную экспозицию, например.

- У меня еще приобретено фортепиано, которое принадлежало Барклаю-де-Толли. Я покупал – еще не знал, чье оно. Представляешь? Ничего подобного в мире нет. Сложно сказать даже, сколько оно сейчас может стоить.

- Считаешь себя богатым человеком?

- В любом случае да. Тема такая, что обналичить все это можно было бы давным-давно. При этом даже если сейчас все, что я имею, продать по минимальной цене, буду очень богатым человеком. Но это меня прибило бы на определенный образ жизни, который мне неинтересен. А интерес в жизни - это самое главное. Иначе зачем тогда?.. Ну, купил бы дом с камином, отрастил пузо…

- Ты себя таким вообще не видишь?

- Не-а, даже примерно.

- А когда до детей все же дойдет?

- Для детей же воспитатели есть! Кто-то учить их будет. Я же нормальный, я их в школу не отдам. Им нужны репетиторы, языки изучать с ними. А чем ребенок будет заниматься не важно, я поддержу. Хочет на балалайке, хочет кузнецом – не важно. Мне хватит не на один десяток лет. И не на один десяток детей. Непринципиально, кто будет их матерью… Может, она и не одна будет. Был такой гусар Комаров, у меня перевязь его имелась. У него было 18 детей: 12 от одной, 6 от другой. Позволял себе, да!

- Вы с Кристиной не женаты официально?

- Нет. Там отдельная история. Мы и не хотели здесь жениться. У нас есть церковь, есть пастор, который будет нас венчать…

- В общем, все впереди?

- Да. Я бы с удовольствием открыл стационарный музей театра. Еще и планы снимать кино про Финляндию, правда, финны будут недовольны… И про Германию. Просто показать правду. Много вранья на самом деле, а я этой всей политической корысти не люблю. Говори правду и будет легче. Сейчас для меня самое главное – забрать Кристину. А то опять мамаша, опять суды… Если не получится законным путем, то пойду незаконным. Такой я человек. И совесть меня не мучает.

Между бытом и бытием

- Ты учился в школе?

- До шестого класса. Я самоучка. У меня даже знание финского языка приобретено в колонии строгого режима. Практика, понятно, в родном городе. А финны до сих пор не верят. Говорят, что у меня спецкурсы и разведшкола…

- Кого читаешь?

- Уже никого. Кристина нашла учебник отечественной истории 1884 года. Для 6-8 классов мужских и женских учебных заведений. Я его репринтировал тысячным тиражом, продал. У меня есть учебная хрестоматия 1910 года. Переиздать все это несложно: даешь денег – тебе сканируют полностью учебник. У меня семь брошюр было, три я пока выпустил. Продал тиражи, набрал еще книг, которые можно репринтировать. Люблю читать книги более правдивые, того периода.

…Виталий выпрямляет спину и голосом заправского лектора начинает рассказывать о фрагментах отечественной истории, соединении русских земель, которое вызвало потребность в возникновении законов, о влиянии христианской религии на обычаи наших предков, о первом своде законов, изданных Владимиром, и так далее. Можно заслушаться.

- Тебе бы спецкурсы вести…

- Да уж… А всякого художественного я в детстве перечитал. Многое было под запретом, но в период «оттепели» как раз полетело в газеты-журналы… Потом классика, разные романисты, документалисты. Уровня знаний пока хватает. А если нахожу интересную книгу в подлиннике, тогда читаю. Те же учебники истории. Там про Пушкина пишут, что хоть и подражал Байрону, но есть у него и много своего. Басни Крылова и вовсе имеют другой смысл. Вот басня про ворону, где она каркнула – и дура-дурой выставлена. А на самом деле она послушала лисицу и кинула ей сыр! Типа, «я сыр всегда найду, а такую лесть не каждый день слышишь!» Она не дура. У меня есть книга 26-го года, воспоминания работницы о Ленине. Там одна пишет, что ее однажды уговорили пойти на выступление этого «германского шпиона», как его многие тогда называли. Об этом сейчас в учебниках не говорят. А это же интересно! У меня есть подлинник Манифеста коммунистической партии, еще с «ятями». Газета с лекцией о социализме, прочитанная 18 августа, по-моему, 17-го года. В ней были завернуты серебряные ложки, когда я их нашел…

- А где это все хранится?

- Клады продаются. Часть личных вещей в Финляндии, часть здесь, на выставках. Книги дарю музеям. Вот Евангелие на старославянском и на русском, 1901 года. Еще две, «Христианские войны» и «Готика», одна 1843, другая 1844 года. Усть-ижорские архивы с 1904 по 1930… Каждые выходные хожу на барахолки. Что-то дарю, что-то репринтирую. Мне это не нужно, это мелочи. Если бы я все это собирал, сколько бы всего было?.. А это еще сгорело три выставки. Там документы разные, бумаги, сувениры, костюмов 40 сгорело из императорского театра... При том поджоге.

- Тебе кто-то помогал в этом всем разбираться сначала?

- Сначала сидел в библиотеках, архивах. Потом общался со специалистами. Сейчас многое - сам. Нашел в отсканированном виде старые ежегодники императорского театра. Много информации перелопачивать приходится. Много однофамильцев. Сложно установить… Как будто выступала, а кем, когда? Есть моменты, что и сказать толком невозможно, разбираешься неделями…

- А у нас, в Омске, уже нашел что-нибудь интересное?

- В подвале одного дома нашел барельеф, на нем – бюст. Тяжелый, интересный… Принес его в музей. Мы пока не знаем, чей он может быть, будем думать, кто изображен и откуда он взялся. У вас здесь край непаханый…

- Ты без проблем проходишь везде, где хочешь?

- Я не задаюсь такими вопросами. Все везде открыто, я захожу, смотрю. Там, где нашел этот барельеф, какая-то мастерская была, наверное. Валялись гипсовые формы.

- Как проходит твой обычный день в быту? Что ешь, готовишь, где спишь?

- Покупаю, готовлю – да это не важно. Могу есть просрочку. Что кошка ест, то и я. Здесь снял однокомнатную квартиру… В Финляндии дом продал. Остался счет в банке, еще активы какие-то… Дом там, где я. Мне все равно, где спать.

- А Кристина?

- Универсал полный. Ей все по барабану. Здоровая, сильная.

- Ну а зимой?

- То квартиры, то дачи, то музеи. Без проблем. И на чердаке жили, и в финских туалетах спали. Там туалеты с подогревом полов, представь! Девять квадратов, теплый пол, все из нержавейки, утром клиннер приходит – а мы идем кофе пить. Еду можно не покупать, в церквях бесплатно дают. Даже одежду стирать не обязательно, можно поносить и через три дня сдать в комиссионный магазин. Никто на улице не хватает, документы не требует. Никаких турникетов, рамок. В Гамбурге тоже. Из Амстердама уезжать вообще не хотел. Там люди вообще не парятся... В час ночи девчонки зимой на велосипедах гоняют по булыжным мостовым. В Европе хорошо в любом случае. Я ведь  никому не навязываю, как жить.

Лекарствами Дуст, мягко говоря, не злоупотребляет. Иван-чай да еще что-нибудь народное – и вся недолга. Интересуюсь, что за цепь у него на груди. Оказывается, от старинных часов. Одежду, как правило, покупает в питерских «секондах»: «там есть отличные брендовые вещи, надо же носить нормальное, а не китайское «пластмассовое». Идем обратно к музею. Кошка тут как тут.

- Кстати, а почему не кот?

- Коту нужен дом, он его охранять будет. Кошка выносливее. Она может 8-10 часов рядом бежать, охотиться. Привыкает к хозяину как к отцу. Ты ее забираешь от матери, отцов же у них нет. Сейчас она подросла уже. Чистоплюйка, даже на руки не идет, если лапы грязные. Разговаривать не дает иногда. Она меня пугает: я в ней Кристину вижу. Снилась мне четыре месяца, до того, как я ее нашел. Мужикам бабы снятся, а мне кошка…

- Не боишься за нее?

- Снега нет, снежками в нее кидаться не будут. А поймать ее невозможно. Даже я, когда она не хочет, никогда ее не поймаю.

 

Выставку театральных костюмов из гардероба императорских театров (частная коллекция Виталия Дудоладова) можно увидеть в Омском краеведческом музее в течение ближайшего месяца.

Автор:Елена Ярмизина

Фото:предоставлены героем

Теги:выставкатеатрВиталий Дудоладов

Яндекс.Директ ВОмске




Комментарии

Скоро

Ваше мнение

21.11.2017

Услугами какого мобильного оператора вы предпочитаете пользоваться?

Уже проголосовало 22 человека

29.09.2017

Как вы относитесь к возможному росту тарифа на тепло при переводе ТЭЦ с угля на газ?

Уже проголосовало 251 человек



Блог-пост

Елена Агафонова

— топ-менеджер

Нателла Кисилевская

— Журналистка

Сергей Демченков

— Филолог

Новости партнеров

Яндекс.Директ ВОмске

Эксклюзив

Глава «Компура» Галаванов стал официальным претендентом на пост президента ООСП

На прошедшем вчера заседании Координационного совета Омского областного Союза предпринимателей было выдвинуто две кандидатуры.

56624 ноября 2017

Стиль жизни

Сергей Мизя: когда инженер отправляется на рыбалку…

Хобби

Сергей Мизя: когда инженер отправляется на рыбалку…

Директор компании «Коминформ» Сергей Мизя рассказал «ВОмске», как инженерное образование и конструкторская смекалка помогли в его увлечении рыбалкой.

863213 ноября 2017
Как актриса Маша Коптева решила стать продюсером

Хобби

Как актриса Маша Коптева решила стать продюсером

...и теперь самостоятельно арендует Концертный зал, организует концерт известного артиста, параллельно испытывает легкое разочарование, но не утрачивает энтузиазма. Бонусом – о театральных буднях и значении своей татуировки.

 

149110 ноября 2017
Два острова Татьяны и Андрея Семикиных

Story

Два острова Татьяны и Андрея Семикиных

Мадагаскар и Маврикий посетили Андрей и Татьяна Семикины в рамках деловой туристической поездки. Двухнедельное путешествие нарисовало картину, полную контрастов…

733109 ноября 2017
Андрей Никитенко: «Школа как таковая и не нужна, учить можно и на пеньке…»

Откровенная история

Андрей Никитенко: «Школа как таковая и не нужна, учить можно и на пеньке…»

«ВОмске» продолжает проект «Семь историй одного выбора». История шестая, от Андрея Никитенко, основателя новой русской деревни «Аз Градъ», отца четверых детей и деда троих внуков – о том, почему для своих детей он не стал выбирать школу, а предпочел создать ее сам.

82503 ноября 2017

Подписаться на рассылку

Яндекс.Директ ВОмске




Новости smi2.ru
Наверх