«Срамота» ты наша целомудренная

«Кисточкой мне в глаз, мольбертом по лбу, палитрой по горлу, где эта ваша «Срамота»?» - кипятился муж, нарезая на машине круги аккурат вокруг «Левой ноги».

426215 января 2018
«Срамота» ты наша целомудренная

Мы в упор не замечали галереи, где всем, кому не лень, в канун Старого Нового года было предложено взять седой мир искусства за бороду.

В нашем представлении минимум в радиусе ста метров от «логова морально-нравственных аномалий» под «тыц-тыц-ты-дыц» должны были бродить «синие» демоны в майках-алкоголичках или патлатые маргиналы с вытатуированными черепами на лбу.

Обогнув культурное одноэтажное здание, мы-таки воткнулись в дверь. Вот же она, срамница-скромница наша – территория «людей, не испорченных художественным образованием».

Галерея «Левая нога» – это вам не шалман какой-нибудь: здесь всё чинно-благородно. Даже когда речь заходит о непристойном. Тишь да гладь, да божья благодать, да чай со сладкими пирожками.

Признаться, я не из тех, кто при виде наивного искусства выпадает в осадок. Но, нырнув с мороза в ласковые и волнующе-нежные объятья «срамного» безумия, на секунду потеряла дар речи. Потом вновь обрела и включилась в поиски идеологов и гегемонов искусства, «занимающегося не только возвышенным».

Мудрая девушка Кира «на пальцах» объяснила мне суть происходящего: «Реакция на какое-либо явление проявляется у человека чисто физиологически. Чтобы его оценить, он включает своё воспитание, морально-нравственные критерии. Мы предложили художникам и зрителям проанализировать момент срамоты в своей жизни. В мире хватает грязи и невежественности, а в «Левой ноге» над этим можно задуматься. Этим выставка и ценна». Как-то так…

Тысячи омичей ежедневно сталкиваются с понятием «срамота», но только в галерее «Левая нога» решили показать, как это выглядит.

«Срамота» – плод коллективного разума. Больше двух десятков творцов, «людей без комплексов»: от «никому не известных» до имеющих корочки членов Союза художников России – воплотили свои мысли и работы на заданную тему в визуальные образы. Причём, и стар и млад отнеслись к предложению организаторов с большим энтузиазмом. Приходили и фонтанировали.

При одном взгляде на всё это «непотребство» мой фотограф, адепт Рафаэля и Айвазовского, топорщил брови, как генерал-майор. «Хрущёва на вас нет, – сетовал он, беспрестанно щёлкая затвором камеры, – вызвать бы сюда бульдозер!» Интересоваться классовым происхождением художников, словно Никита Сергеевич в Манеже, равно как и употреблять слова «дерьмо», «говно», «мазня» и требовать запрета деятельности экспонентов, не отважился. То ли из вежливости, то ли вовремя смекнув, что силы не равны. Был бы, говорит, рядом Михал Андреич Суслов, тогда устроил бы диспут. Чудак человек, как ему объяснить: «пришли иные времена, взошли иные имена».

- Очень необычно, – радовался интеллигентный паренёк, разглядывавший «Метеорит, падающий на бородавку», – я ва-а-ще не ожидал, что будет столько народу.

- Картины-то нравятся? – спрашиваю.

- Любопытные. В основном непонятные. Но есть в них изюминка. Творчество не для всех – только для тех, кто понимает. Каждый ведь ищет своё искусство.

– И чем вам Шишкин не угодил?

- Так я и Шишкина с мишками люблю, в школе ж проходили, – улыбается ценитель искусства «не для всех», – но для меня приемлемо что-то более необычное.

- Это, – малиноволосая спутница моего собеседника попыталась обвести рукой арт-пространство, в котором из-за всё прибывавших посетителей уже некуда было ступить и шагу, – вставляет круче, чем Ван Гог. Эти художники говорят на нашем языке.

Вся омская «Срамота» уместилась на нескольких квадратных метрах. «Природа творчества неизвестна, – растолковывал мне философ Дима Вирже, – она проявляется и находит прорывы в самых неожиданных местах. В этом тысячелетии прорвало здесь, по адресу Красный Путь 133/1. Именно в таком виде это и жизнеспособно. Потому что если вы возьмёте более объёмный формат, допустим, тысячи квадратных метров, то получите совершенно другой результат».

Сбоку некстати вскрикнул муж, обнаруживший какой-то живописный блуд цвета «блоха в родильной горячке». Разглядывая «объект», поймала себя на мысли, что вот, наверное, человек долго-долго бродил в сумерках своего сознания, а потом неожиданно захотел пописать…Ударение ставьте сами на понравившемся слоге.

Будь на моём месте кто-нибудь поумнее, давно бы уже нагородил целый фрейдистский огород. Я осторожно помалкивала. Тем более что неподалёку рассуждали – с ума сойти! – о русском авангарде.

Когда народ оказался почти готов к «разврату», подали горячий чай с пирожками в виде фаллосов и свежий номер газеты «Прыщ» со статьями креативных авторов.

- Ну, и где твоя бесстыдная арт-фауна и чизкейки с марихуаной? – издевался надо мной муж, которому я в обмен на комфортабельную поездку на автомобиле до «места работы» обещала «Содом с Гоморрой» и психофизиологию в придачу, – где эпатаж, где «пощёчина общественному вкусу»?!

Маленький перфоманс для взрослой публики «Девушка без лифчика и маньяк-насильник» как бы уже и не считался.

- На дворе 2018-й, но мы не собираемся прекращать встречи, – приветствовала всех собравшихся Кира Газова. – «Левая нога» – это лаборатория творческих и психологических практик, поэтому «Срамота» – не совсем обычная выставка. В ней приняли участие более двадцати смелых омских художников. Они не побоялись провести над собой эксперимент, пройти тест на восприятие морально-нравственных аномалий.

Как сказал идеолог галереи Дима Вирже, анонсируя предстоящее культурное событие, «посмотрим, останутся они в секторе телесного или поднимутся до философских высот». Посмотрим.

Вот Вика Трубицины на белоснежной мешковине чёрным маркером поведала трогательную историю о встрече с человеком-masturbatorom. Андрей Королёв самовыразился с помощью картонных крышек и надписи «Гномам – смерть!»

Непризнанные гении для какой-то таинственной цели также использовали мрамор для надгробий, бабушкин матрас, гигиенические прокладки и прочую дребедень.

- Тоже мне Пикассо, мать нашу! – не смог сдержать восторгов хриплоголосый тролль у картины Позднякова, работающего в жанре «наивное искусство».

Подержанный амиго, сканирующий женские прелести с картинок Лены Князевой, глядя мимо меня в никуда, поинтересовался, когда будут распродавать «всё это добро».

Читаешь фамилии и думаешь, кто эти люди? То ли током ударенные, то ли изображают творцов. В отдельных работах – явно достигшие «творческого потолка». Возможно, личность их, размах куда больше, но вот творчество… Всё-таки творчество – великая иллюзия.

Но в «Левой ноге» твёрдо придерживаются принципа безоценочности. «Любой, кто к нам приходит, – человек творческий, – терпеливо объясняет мне позицию галереи Кира, – Оценочные критерии убивают художника. Как только вы говорите, что кто-то лучше, а кто-то хуже, теряется весь смысл выставки. Кого-то такие слова окрыляют, а кто-то больше никогда не возьмётся за кисть.

Мы не будем здесь присуждать первые, вторые, третьи места. Это не конкурс – это событие. Люди делятся своими эмоциями и впечатлениями. И самые главные в нашем арт-пространстве – зрители».

Хотя, как заметил Дима Вирже, если зрителей вообще не будет, нет никакой трагедии. Ошибка арт-институций, которые занимаются выставочной деятельностью, состоит в том, что они пытаются развлекать людей так, как развлекает их индустрия театра и кино. А это очень тонкая материя, рассчитанная на другое. Мы делаем акцент на развитии творческого потенциала людей, которые зачастую даже не подозревают о том, что они являются творцами.

«Левая нога» выполняет функцию береговой линии. Когда вы идёте по берегу моря, то можете наблюдать, как волны выбрасывают на берег иногда старые ботинки, иногда водоросли, а иногда пену. Мы тоже не знаем, что море выбросит на наш берег в следующий раз и кто здесь будет выставляться. Мы не ведём поисков. Главная концепция «Левой ноги» – тотальный плюрализм, максимальная открытость, отсутствие сравнительного анализа и оценочных категорий. Наша задача – предъявить обществу всех, независимо от того, профессиональные это художники или случайные люди».

Что же касается собственно «Срамоты», то, хотите – верьте, хотите – нет, господа, а целомудренный у нас город! Даже организаторы немного растерялись. Омские художники оказались весьма скромными в вопросах физиологии. «Ожидалось что-то покруче, но ребята включили внутренний ценз», и получилось то, что получилось.

Спешите видеть и составить своё мнение – выставка продлится всего неделю и, может статься, отправится в небытие.

Автор:Оксана Дубонос

Фото:Алексей Озеров

Теги:искусствовыставкаЛевая нога


Яндекс.Директ ВОмске




Комментарии

Скоро

10 марта

Гончарук сыграет Путина

Гончарук сыграет Путина

385111 февраля 2018

Ваше мнение

05.02.2018

На посту сенатора Виктор Назаров принесет пользу Омской области?

Уже проголосовало 106 человек

05.02.2018

В Исилькуле хотят назвать улицу именем Леонида Полежаева. Думаете, он это заслужил?

Уже проголосовало 123 человека



Другие новости





Блог-пост

Евгений Александров

— неравнодушный омич

Виктор Скуратов

— предприниматель

Алексей Фирсов

— социолог

Другие новости


Яндекс.Директ ВОмске

Стиль жизни

Мыслящие здраво. Владимир Разумов

Здоровье

Мыслящие здраво. Владимир Разумов

Восемь правил ЗОЖ, позволяющих в 60 лет летом бегать босиком по раскаленному асфальту, а зимой купаться в проруби - как это делает профессор Разумов.

78714 февраля 2018
Анастасия и Максим Минасовы: «Главное для дрессировщика  –  всегда оставаться человеком»

Story

Анастасия и Максим Минасовы: «Главное для дрессировщика  –  всегда оставаться человеком»

Свой «собачий» номер обладатель «циркового Оскара» Николай Павленко передал молодой семье, выбрав из многих желающих.

117912 февраля 2018
На манеже — всей семьей

Кредо

На манеже — всей семьей

Цирковая семья Минасовых — это уже три поколения: Светлана и Артур, которых не поворачивается язык назвать бабушкой и дедушкой, их дети «без единого пятнышка» Максим и Анастасия и внуки Антоний и Полина, которым тоже светят софиты цирка…  

151407 февраля 2018
Рахель Кричевская: «Мои дети учатся в трех школах…»

Откровенная история

Рахель Кричевская: «Мои дети учатся в трех школах…»

«ВОмске» завершает проект «Семь историй одного выбора». История седьмая и последняя, от Рахель Кричевской, супруги главного омского раввина и матери семерых детей, – о том, как воспитывать детей из ортодоксальной еврейской семьи в сибирском городе.

2534106 февраля 2018

Подписаться на рассылку

Яндекс.Директ ВОмске






Другие новости


Новости smi2.ru

Наверх