Антон Дубель: «эсер»-бодибилдер из британской магистратуры

Все, что вы хотели знать о том самом депутате-культуристе, но боялись спросить: за вас это сделал «ВОмске».

2056120 октября 2016
Антон Дубель: «эсер»-бодибилдер из британской магистратуры

На интервью Антон Дубель приходит минута в минуту, садится напротив, лаконично представляется, не улыбается. Водолазка, пиджак, короткая стрижка, пронзительный взгляд. С первых слов становится понятно – высшее образование, возможно, даже не одно. Ощутима системность мышления, свойственная больше «физику», чем «лирику». Кто он такой?

- Антон, фото нового депутата «СР» в Горсовете, позирующего на конкурсе бодибилдеров, облетели все омские СМИ. Кстати, в одежде вы тоже хорошо выглядите. Итак, почему мы встречаемся с вами здесь, а не в фитнес-клубе, где вы могли бы быть тренером? 

- Тренером я быть не могу, для этого нужно специальное образование и опыт. Мне самому нужен тренер. Культуризм - просто «фишка». С 2009 года хожу в спортзал, два года назад захотелось поучаствовать в соревновательном бодибилдинге. Подошел к тренеру и сказал: «Хочу!» На тот момент я работал руководителем аппарата регионального отделения партии «Справедливая Россия».

- В итоге на Кубке Омской области вошли в первую десятку в номинации «Классический бодибилдинг. Абсолютная категория». Что вам это дало – в глобальном смысле?

- В целом – это некий элемент самодисциплины. Психологическая устойчивость, целеустремленность, настойчивость, следование всем этим канонам ЗОЖ. И громадная ответственность – перед собой, друзьями, близкими, тренером. Это не вопрос товарно-денежных отношений, скорее, психоэмоциональных.  

- Кто ваш тренер? 

- Виктор Морозов, мастер спорта по бодибилдингу, призер Омска и Омской области, вице-чемпион в своей категории в России. 

- Вы выступали в 2014 и 2015. Почему решили «завязать»? 

- Соревнования отнимают уйму времени. Подготовка идет месяцев восемь – и все эти месяцы ты живешь ради одного. Ради самого себя. Этакая форма локального нарциссизма, которая в обычной жизни мне не свойственна. Нет, где-то в подкорке есть, безусловно, привет Фрейду. Но совмещать тренировки с работой довольно сложно. 80 процентов успеха зависят от того, чем ты питаешь свой организм. Не менее восьми раз в день должен поесть. Тренировки 1-2 раза в день, шесть раз в неделю. Эмоциональные колебания. Ты обязан максимально точно и плотно организовывать свой день. Хорошо, что уровень толерантности моих родственников и коллег достаточно высокий. Они терпели.

- В каком виде спорт сейчас присутствует в вашей жизни? 

- В виде хобби. Занятия в зале для поддержания себя в тонусе. Плавание - исключительно для удовольствия, не более того. Не признаю нагрузок в бассейне. Сегодня вода для меня – лучший источник релаксации. Хотя в свое время плавал и играл в волейбол за университет. Заканчивал ОмГПУ, факультет иностранных языков - английский, немецкий.

- А питаетесь по-прежнему часто и правильно?

- Хаотично и бессистемно. Во-первых, нет мотивации, во-вторых, если честно, ленюсь питаться правильно. У меня хороший метаболизм, все сгорает как в атомной печке, могу себя не ограничивать. Спасибо папе с мамой, генетика.

- Кстати, кто ваши родители? 

- Отец – военный врач, психиатр, а мама учитель немецкого и английского языков. Оба сейчас на пенсии. Родился я в Томске, пожил в трех странах: в Белоруссии, в Германии и в России. Осели в Омской области, в Одесском районе.

 

Доигрался до Великобритании

- Когда вы определились с будущей профессией? 

- Выбор я сделал в 95-м, после армии. Служил в Белоруссии в войсках МВД. Решил поступать в педагогический университет, потому что всегда нравились языки. С первого раза сдать вступительные не удалось: «срезался» на русском языке, хотя всегда считал, что с ним у меня порядок… Но – не поступил. И как человек, окончивший музшколу по классу баяна, пошел работать. Музыкальным руководителем. В детский сад.

Хохочем. Приходится взять небольшую паузу: внутреннему взору представляется брутальный «усатый нянь», поигрывающий мускулами. На баяне. И дети. Кто не выучит про маленькую елочку, - на гаупвахту и без компота сегодня.

 - Пять лет баяна и дополнительно два последних года – фортепиано, - говорит Антон о буднях в музшколе. - Я его ненавидел всеми фибрами.

- Почему?

- Разлета не хватало. Раздвигать люблю…. Меха!

С чувством юмора у депутата порядок. «Аккомпанементом» к диалогу в ближайшие минуты – дружный смех.

- А если перед вами сейчас вдруг появится баян? 

- Я к нему однозначно не кинусь. Техника где-то в подсознании осталась. Любимое вспомню, но «с листа» точно не смогу.

- Как вам работалось с детьми? 

- Мы долго друг к другу привыкали. Я довольно жестко выглядел. Но дети меня полюбили… потом… когда привыкли. И взрослые тоже. Я был единственным мужчиной в коллективе, по хозяйству помогал, тяжести таскал. Гуляш там вкусно готовили.

- Итак, вы не бедствовали: играли на баяне, ели гуляш…

- И готовился к экзаменам. Через год благополучно поступил. Мне были интересны не столько теоретические предметы вроде фонетики и теоретической грамматики, сколько практика. Работал в Управлении международного сотрудничества при ОмГПУ. Занимался научными конференциями и международными программами, отправлял преподавателей на зарубежные семинары, консультировал студиозусов, желавших продолжить образование за границей. Множество программ, множество фондов вроде Сороса, широкая география: США, Великобритания, Норвегия и так далее.

- Сами часто ездили за границу? 

- В 2001-2002 защищал магистерскую диссертацию в университете  Кент, Кентербери, по теме «Причины Второй чеченской войны». После окончания педуниверситета получил стипендию от МИДа и в 2001 уехал в Великобританию учиться. Был магистрантом отделения анализа международных конфликтов факультета международных отношений. Потом вернулся и продолжил работу в Управлении международного сотрудничества ОмГПУ. Заодно преподавал, вел спецкурс по  внешнеэкономическим связям региона

- Как вам учеба в Англии?

- Классно было! Их система образования сильно отличается от нашей. Во-первых, авторитет преподавателя иной. Во-вторых, преподаватели в магистратуре относятся к студентам как ко взрослым сформировавшимся людям. Плечо подставят, но подталкивать в спину не будут. Можешь сам выбирать тему, учебные модули – вся ответственность за твое образование и твое будущее лежит на тебе. В том числе и финансовая.

- Кто вас учил, например?

- Например, Эндрю Вильямс, соавтор конституции Молдовы, медиатор  приднестровского и киприотского конфликтов. Интереснейший человек… Мы потом поддерживали связь. Маленький минус всего этого - вернулся из Британии в «розовых очках». Мне казалось, что с моим образованием можно залезть везде и всюду.  

- А куда хотелось? 

- В министерство внешнеэкономических связей. Казалось, что я в этом поднаторел, знал людей, языки, протокол, этикет… Руководителем был Сергей Николаевич Широбоков, настоящий профессионал. Мой учитель. Он показал мне, как нужно смотреть на мир. Знаете, этакий global view – неоднобокий взгляд. Мир не черно-белый, как минимум, допускаешь, что у серого есть оттенки…  Сергей Николаевич мне внушил одно правило, которому я следую до сих пор: если работаешь, то работай максимально легитимно. У меня были мысли остаться за рубежом, но хотелось, чтобы работа соответствовала моему статусу. Было два предложения: редактор русской службы ВВС и сотрудник Европейской комиссии. Но не срослось, и я уехал. Мыслей вернуться никогда не было.

 

Магистр салата и стейка

- Как складывалось в Омске?

- Мечтал о работе, которая будет приносить удовольствие: не только финансовое, но и эстетическое. Устроиться в министерство не получилось. Скорее всего, не было достаточного рвения. Мне казалось, что мне должны что-то предложить, позвать… И я ушел в совершенно другое направление – в турагенство «Нойе Вельт». Компания была организована выпускниками нашего иняза, мы друг друга знали, сплоченный коллектив. Занимал должность менеджера по авиаперевозкам, решал вопросы образования за границей.

- Насколько это удовлетворяло вашим амбициям?

- Тогда я их прибрал.  

- А что помимо этого происходило тогда в вашей жизни? 

- Дочь родилась. Сейчас у меня двое детей, дочь и пятилетний сын.

- Пять лет работали в туризме. А потом? 

- Потом дауншифтинг. Захотелось нырнуть во что-то новое…. Пришел к Ольге Провозиной в ресторан «Квартал». Говорю: «Давай ты меня выучишь с нуля, а я буду потом директором ресторана вместо тебя!» Она согласилась. Отработал в горячем цеху, потом в холодном, барменом, официантом, потом на складе, потом замом директора... А потом – бац! – кризис. И я понял – у ресторанного бизнеса не самые радужные перспективы.

- Какой урок дала работа официантом?

- Нужно вовремя говорить людям, что в блюде чеснок, и будешь самым нужным человеком!

- Гость всегда прав, даже когда на чем свет кроет повара, официантов и иже с ними?

- Конечно. У меня уже был некий багаж разрешения конфликтов. Прежде всего, нужно дать человеку выпустить пар. Пусть говорит что хочет, а ты молчи, стой, вникай. Представь, что перед тобой стенка и в нее бьются шарики. Спустя несколько минут с ним уже можно говорить конструктивно. Что конкретно? Прожарка не та? Салат подвял? Или вы не верите, что это действительно семга, а не горбуша?..  

- Близко к сердцу не принимали? 

- Принимал. Я впечатлительный человек, хотя, может, это и не так очевидно. 

- Как выходили из состояния «неравновесия»? 

- Никаких специальных способов. Осознал, отрефлексировал, «запечатал», работаешь дальше. Нельзя переносить бизнес в личное, а личное – в бизнес.

- А что вы эдакого научились готовить как повар? 

- Готовлю все кроме кондитерских изделий. Люблю работать с мясом, в горячем цеху мне было интереснее. В холодном учишься сервировать блюдо – тонкая работа. В горячем работа более грубая, требует не столько интеллекта, сколько сноровки. Поваром мне нравилось работать больше всего, но только, когда нет «запары»: ведь бывает, летит по несколько чеков, и не знаешь, за что хвататься.

 

В Горсовет как в театр

- Куда ушли из ресторана?

- Снова в туризм. Открывал по просьбе москвичей региональное отделение Coral Travel и возглавлял его в течение года. Необходимо было поставить компанию на ноги, поставить слоты на полеты в аэропорту, набрать необходимое количество субагентов, которые покупали бы мой продукт и предлагали его туристам. Омск в тот год отработал в «плюс», «мавр сделал свое дело» и его попросили на выход. Тут же конкуренты из ANEX Tour предложили возглавить их отделение. А в 2011 году мне поступило предложение от Алексея Провозина стать начальником его избирательного штаба на выборах в Заксобрание.

- Почему заинтересовались предложением? 

- Во-первых, личная компетентность: магистерское образование, связанное с политологией. Во-вторых, главная перспектива начальника избирательного штаба – огромное количество коммуникативных контактов, социальных связей и т.д. В-третьих, как вы понимаете, я уже попробовал себя много в чем… Показалось, что квинтэссенцией всего моего опыта будет эта работа. Я стал начальником штаба, Провозин стал депутатом. Параллельно шла избирательная кампания у Елены Борисовны Мизулиной.

- Вам не сказали в 2011 году, мол, поработай, а потом сам будешь депутатом? 

- Нет. Тогда про мое депутатство и речи не было. Как говорит мой знакомый политтехнолог, все должно носить ступенчатый характер, а ступеньки, разумеется, должны вести наверх. Тогда на выборах был неплохой результат и мне предложили должность руководителя аппарата регионального отделения. А через год я волею судеб стал депутатом райсовета Азовского национального немецкого района. В какой-то момент, когда шли муниципальные довыборы, мне говорят «А слабо?». Оказалось, не слабо. Кампания обошлась в копеечную сумму: правильно расставили акценты, я сам прошел по деревне с листовками. Конечно же, неоценимую помощь в этой кампании оказала нынешний сенатор от Омской области Елена Мизулина.

- Чем гордились как депутат? 

- Прежде всего тем, что исполнил все заявленные изначально «хотелки»: детский сад из старого заброшенного школьного здания. Занятость молодежи. Рабочие места. Через год мы перерезаем ленточку перед фасадом нового детского сада. Открываем для молодежи реконструированный спортзал. В деревне Круч строится завод по производству каркасных панелей по немецким технологиям. Этот завод, кроме того, что дает 50 рабочих мест, требует определенных мощностей, которых на тот момент в деревне нет. Нужно прокладывать газ. В связи с тем, что у Омской области денег на это не было, провести газ невозможно – и немцы идут  на софинансирование газификации, параллельно заводят газ и в Круч, и на Гауф - хутор. Жители им аплодировали стоя. Они и с водой решили проблемы, провели новую трубу… С приходом этого инвестора мы получили там инфраструктурные изменения.

- А параллельно вы чем-то еще занимались? 

- Я так и работал руководителем аппарата. Депутат - это же неоплачиваемая работа. В моей жизни просто добавились заседания районного совета. И разные вещи мелочного характера: покосившиеся заборы, перегоревшие лампочки… кто-то должен это делать.  

- И вот настает время «новейшей истории»… 

- Не стремился попасть в кресло депутата Горсовета, по крайней мере, специально ничего для этого не делал. Так получилось, что я закрывал региональный список в Горсовет, шел за Игорем Антропенко. Это не более чем случайность… которых не бывает. 

- Как вы оценили «голый пиар», который вам сделали омские СМИ? 

- Коллега прислал мне ссылку на какую-то из местных заметок. Мне понравился посыл: «про него в Омске  ничего не известно». С 2011 года тем или иным образом работаю как политтехнолог, поэтому вывод один: могло быть и хуже. Оценивал с профессиональной точки зрения. Понял, что необходимо формировать слуховую среду: если я этого не сделаю, за меня это сделают другие. Как политтехнолога меня сегодня лучше знают в других регионах, нежели в Омске. Здесь я, как говорится, «не сильно отсвечиваю». Это и к лучшему: чувствую себя свободно среди омского политического бомонда. Я условно-независимый. Никаких обязательств ни перед кем у меня здесь нет. 

- Вы собираетесь задержаться в Горсовете? 

- Еще не принял для себя такого решения. Мы же все понимаем, что год – это слишком мало. Основной момент, что человек должен сделать на моем месте – формирование повестки на следующий созыв. Пока хочу участвовать в работе социального комитета: образование, культура и спорт мне близки. А в чем не разбираюсь, участвовать не хочу. Самая страшная вещь для России сегодня – непрофессионализм. Я за то, чтобы человек разбирался в вопросе досконально и был уверен в словах, которые произносит.

- Как считаете, будет вам интересно?

- Уверен. То, что мы видим на заседаниях – некий театр, основные действия происходят за кулисами. Это работа в комитетах, с органами администрации, с фискальными органами, взаимодействие с первым лицом города. Ответственность, которая лежит на депутатах за выборы мэра, и суммы, которые тратятся на выборы – вещи совершенно несопоставимые. Когда встречался с Галиной Николаевной Горст, прямо сказал, что я за такие выборы. Называйте мэра сити-менеджером, главой администрации, но этот человек должен зависеть от депутатского корпуса. Правильно, когда мэр не лезет в политику. Его дело – содержать город в порядке.

- Перспективы пополнить ряды областного парламента не рассматриваете?

- В Заксобрании все, на мой взгляд, оторваны от земли... Действуют в рамках федерального законодательства – в отличие от Горсовета, который гораздо свободнее. А самое главное, что результаты работы депутатов Горсовета видны здесь и сейчас. Надо мусорку открыть – пришли, проголосовали, мусорка открылась. В подобном органе все ярлыки снимаются, остается личность со своими навыками и амбициями. А в ЗС, мне кажется, обстановка иная, более напряженная в политическом плане. Например, закон про бездомных животных. Жители в моем округе пожаловались, что собаки кусают детей. Я, параллельно заказывая службы отлова собак, пишу письмо на имя депутата Провозина с предложением внести законопроект, который регулировал бы отлов бездомных животных. Но в ЗС такие вещи переводят в политическое русло – и нормальный законопроект не поддерживают по причине того, что внесен он представителем «не той» партии. А какая разница? Собака же не спрашивает, когда нападает!... Поэтому говорить о том, хочу ли я в парламент, не могу. Собираюсь ли? Не знаю. 

- Через год спрошу об этом. 

- Договорились. 

- Последний вопрос, Антон. Что вы читаете? 

- Все подряд, кроме фэнтези. Околополитическую литературу: это Ноам Хомский, Алек Эпштейн. Макиавелли, наконец – он всегда кстати. Перестраиваю сознание на клиповость мышления. Проснулся – сразу новости, разные источники. Чаще это статьи, чем книги.


Яндекс.Директ ВОмске




Комментарии

Скоро

Ваше мнение

13.09.2017

Гаджеты на какой мобильной платформе вы предпочитаете?

Уже проголосовало 25 человек

24.08.2017

Если бы вы голосовали на выборах в Омский городской Совет, то за какую партию?

Уже проголосовало 130 человек

Блог-пост

Сергей Мельников

— директор ООО "Факторум"

Сергей Костарев

— Председатель "Экологического комитета", профессор

Евгения Климанова

— омичка

Новости партнеров

Яндекс.Директ ВОмске

Стиль жизни

Виктор Шкуренко: «Я решил, что остаюсь в Омске, но рад, что сын уехал из России»

Откровенная история

Виктор Шкуренко: «Я решил, что остаюсь в Омске, но рад, что сын уехал из России»

«ВОмске» продолжает проект «Семь историй одного выбора». История четвертая, от Виктора Шкуренко, предпринимателя, отца и человека либеральных взглядов, чей сын учится на Манхэттене и собирается продолжать образование в США.

4778211 сентября 2017
«Задруканный» руководитель как образец для подражания

Книга

«Задруканный» руководитель как образец для подражания

...не «задрюканный», нет, а начитавшийся Питера Друкера: неологизм родился на очередном заседании Клуба читающих бизнесменов, где обсуждали книгу знаменитого экономиста «Эффективный руководитель».

117531 августа 2017
Олеся Дорогова: «Месяц буквально жила под воротами кадетского корпуса...»

Откровенная история

Олеся Дорогова: «Месяц буквально жила под воротами кадетского корпуса...»

«ВОмске» продолжает проект «Семь историй одного выбора». История третья, от Олеси Дороговой, дочери подполковника, которая в свое время поклялась, что никогда не свяжет свою жизнь с человеком в погонах, а в результате замужем за офицером и воспитывает будущего военного.

2120429 августа 2017
Евгения Климанова: «Не хочу, чтобы мои дети ходили строем»

Откровенная история

Евгения Климанова: «Не хочу, чтобы мои дети ходили строем»

«ВОмске» представляет проект «Семь историй одного выбора». История вторая, от Евгении Климановой, которая так не любила школу, что, став мамой, выбрала для своих детей семейное обучение.

265824 августа 2017

Подписаться на рассылку

Яндекс.Директ ВОмске


Новости smi2.ru
Наверх