Геннадий Долматов: «Чувствую поддержку губернатора, но…»

Глава самого близкого Омску района — о борьбе с тысячами просроченных документов на землю, чистоте воды в Иртыше, ежегодно закрывающихся котельных, крематории, 7 уголовных делах за 8 лет и пользе Инстаграма.

3345719 февраля 2021
Геннадий Долматов: «Чувствую поддержку губернатора, но…»

– Геннадий Геннадьевич, хотелось бы подвести итоги прошлого года и начала этого. Что удалось, на ваш взгляд? Над чем ещё нужно поработать? Год был сложный для всех.

– Год был необычный, я бы сказал, а сложный год — каждый. Прошедший был очень непростым из-за ограничений, связанных с пандемией. Бюджет у нас социально-ориентированный, 70 процентов средств уходит на содержание социальной сферы — образовательных учреждений, учреждений культуры, их у нас больше 70. В условиях пандемии учреждения культуры практически не функционировали в обычном режиме, приходилось перестраиваться на «дистанционку». Но нет худа без добра: мы и в управлении научились использовать современные технологии, интернет-системы. И мои коллеги, главы поселений, сказали, как это здорово, потому что ехать никуда не надо и какие-то вопросы можно решать в режиме видеоконференций. Конечно, мы будем эту практику продолжать, это не заменяет живое общение, но экономит время и сокращает затраты.

1

В целом все запланированные мероприятия не останавливались. В прошлом году, например, мы начали строительство детского сада в посёлке Иртышский, это частно-государственный проект, 25 процентов вложила Иртышская птицефабрика, 75 процентов поступили через региональные и федеральные программы. Это была инициатива нашего депутата Законодательного собрания, гендиректора Иртышской птицефабрики Анатолия Беззубцева. В прошлом году в Иртышском посёлке мы ввели в эксплуатацию большой современный спортивный комплекс. В Покровке мы начали и заканчиваем в этом году ремонт Дома культуры, в селе Петровка Лузинского сельского поселения к 1 апреля будет введена в эксплуатацию система водоснабжения. А буквально вчера в Ростовке мы открыли школьный спортивный зал, в который вложено больше 10 миллионов рублей.

– В Омском районе под вашим руководством работает инвестиционный совет. Что было сделано в этом году, что планируется в дальнейшем?

– Все инвесторы, которые желают развивать какую-то территорию (не важно, крупную или мелкую) представляют свой проект на инвестиционном совете. Естественно, мы задаём вопросы — какова возможность для реализации, какие активы, — затем готовим совместный проект, который закрепляется за конкретным должностным лицом. Задача — минимизировать риски, связанные с бюрократией, например, помочь с получением и прохождением технических условий. Для нас важно всегда быть на связи и понимать, как идёт развитие проекта. В целом порядка 30-35 процентов проектов реализуется, остальные либо отпадают, либо переходят в долгоиграющую стадию, связанную, может быть, с недофинансированием. Это жизнь, но мы их всё равно не сбрасываем со счетов. Из больших проектов могу привести пример с «Омским беконом», который построил два мощных репродуктора по выращиванию племенных маток в Новоомском и в Калинино, это миллиардные инвестиции.

На сегодняшний день у нас реализуется 41 инвестиционный проект.

Всего в 2020 году было реализовано 12 проектов на общую сумму 303 миллиона рублей. Например, открыт цех по производству полимерных материалов в Омском посёлке (ООО НПП «Сатурн-Агро»), Агрологистический центр в Дружино (ООО «Содружество-Сибирь»). В 2021 году мы планируем завершить 16 инвестиционных проектов на общую сумму 482 миллиона рублей. Общая же сумма инвестиций с 2021 по 2026 годы составит порядка 16,5 миллиарда рублей, будет создано более 1500 рабочих мест.

– Скажите, а как сейчас дела на Иртышской птицефабрике?

– Фабрика, слава Богу, уже восстанавливается и на сегодняшний день начала функционировать. Завезли молодняк, птичники постепенно заполняются, и мы рассчитываем первое яйцо получить к маю.

– В последнее время цены на яйца выросли…

2

– Да. Иртышская птицефабрика была у нас самым большим производителем яйца. Это очень серьёзный объём, 365 миллионов штук в год. Причём качество яйца очень высокое. Я надеюсь, что с возвращением Иртышской фабрики всё стабилизируется. В мае будет только начало, на полную проектную мощность она выйдет не раньше, чем через год.

– Раньше много писали, что возникали проблемы с оформлением земли, что всё происходит очень долго. Решается ли эта проблема сегодня?

– Когда я пришёл сюда работать в 2012 году, было порядка пяти тысяч просроченных документов. На сегодняшний день, конечно, такого нет. Но сложности заключаются в подготовке этих документов: мы должны выделить участок, оценить его, разместить на аукцион и только после этого человек может заявиться на аукционную процедуру и получить участок. А это всё, конечно, время. Участок нужно размежевать, заказать и произвести оценку, а понятно, что на один участок мы оценку делать не будем, в силу того что это не эффективно, потому что мы за это платим деньги, соответственно мы стараемся объединить несколько участков — раз в месяц-полтора. По федеральному законодательству мы обязаны пройти все эти процедуры. Мы стараемся людям это объяснять, потому что где-то, бывает, аукционы не состоятся, а где-то бывают и жулики, которые отслеживают всю эту историю, специально заявляются и начинают потом что-то вымогать у заявителей, такое тоже бывает, к сожалению.

– Много говорится по поводу крематория: его то строят, то не строят, вопрос периодически повисает в медиапространстве.

– Мы выделили земельный участок рядом с Восточным кладбищем, достаточно широкий, чтобы разместить там, например, колумбарий. Этот участок у нас взяли в аренду для строительства крематория, но пока движений там никаких нет. Он будет ещё два года в аренде, возможно, что-то сдвинется. Инвестор проект подготовил, но дальнейшее развитие событий пока непонятно. Весной будем приглашать, выяснять, как они собираются дальше двигаться.

– В Омской области остро стоят проблемы с водой, теплом, газом, дороги опять же. Насколько решена проблема с водоснабжением в Омском районе?

– В прошлом году по проекту «Чистая вода» было построено три станции — локальные системы очистки воды. Это Ачаирский, Подгородка и Горячий ключ. Проблема, к сожалению, решена не везде. Это касается, например, Красноярско-Чернолучинской зоны. Но мы уже вошли в федеральную и региональную программы и сейчас готовим проектно-сметную документацию для строительства водопровода, чтобы в этом году пройти всю государственную экспертизу и заявиться в проект на 2022 год. Бюджет – более 60 миллионов рублей, строительство планируется на 2022–2023 годы. Такая же ситуация с Андреевским сельским поселением.

Вообще это проблема малых сёл, а у нас 94 населённых пункта, и, конечно, не везде есть вода. Когда Иртыш рядом — это одно, в стороне же от него необходимо бурить скважины, вода в которых не лучшего качества. Хотя хочу сказать для справки, мы несколько лет подряд брали воду из Иртыша, выше города Омска, и она по всем показателям соответствовала питьевой воде. И мы никак не могли подобрать параметры для настройки системы очистки — что нужно поставить, чтобы её очищать — очищать по большому счёту нечего. Кто-то считает, что у нас Иртыш грязный. Он, может, и грязный, но это ниже города Омска. Мы взяли десяток проб, пока не «поймали» какие-то параметры, биохимические показатели, которые не соответствуют требованиям к питьевой воде.

– А проблемы с отоплением и газоснабжением?

3

– Мы системно занимаемся этой работой. У нас каждый год закрываются крупные котельные, которые остались ещё с советского времени. За это время количество потребителей сократилось, и котельные не вырабатывают ресурс — отсюда убытки, большие расходы и высокая стоимость тепла. В прошлом году мы закрыли в Морозовке крупнейшую котельную, которая приносила колоссальные убытки. Мы придерживаемся политики сдерживания цен, есть предельные индексы, в рамках которых может повышаться тариф, он устанавливается правительством РФ, и через него не перепрыгнешь, но предприятию от этого не легче. Для примера мы за три года вложили в систему ЖКХ порядка 170 миллионов рублей, а с учётом этого года — уже 190 миллионов.

Разумеется, мы не просто закрываем котельные — мы переводим людей на индивидуальное теплоснабжение, даём возможность подключиться либо к газу, либо к электротермии, либо найти третий альтернативный источник, связанный с конвекторами. И человек вправе выбрать любую компанию. Газификация — дорогостоящий момент, поэтому мы через предприятие, которое оказывает услугу по теплоснабжению, в качестве помощи бесплатно передаём человеку котёл, а стоимость котла — это от 20 до 25 процентов всех расходов. Конечно, люди к нововведениям сначала относятся сложно, но, когда переходят, видят, что сумма платежей сократилась в три раза, в любое время можно включить-выключить, убавить-прибавить, круглый год есть горячая вода. Мы перевели на газ уже достаточно населённых пунктов: Розовка, Богословка, Омский, Морозовка, Пушкино, Речной. Процесс идёт, стоимость затрат и нагрузка на предприятия сокращается, убытки сокращаются, и естественно сокращается нагрузка на бюджет.

– Как обстоят дела с дорогами?

– С дорогами пока, конечно, не так, как хотелось бы, не хватает ресурсов. В этом году на дороги нам выделили 27 миллионов рублей из регионального бюджета, это больше, чем в прошлом году. Раньше все районы получали одинаковые суммы. Но существует объективная разница: у нас проживает 105 тысяч человек и протяжённость дорог внутреннего, местного значения — более тысячи километров, а, например, в Усть-Ишиме — 10 тысяч человек и протяжённость дорог там 300 километров. У нас намного выше пассажиропоток, больше транспортных развязок, выше амортизация дорог.

Мы долгое время добивались, и я благодарен министру строительства, транспорта и дорожного хозяйства Антону Заеву, он сдержал своё обещание: были внесены изменения в порядок распределения, и сумма у нас в этом году увеличилась. Но её всё равно на все 94 поселения недостаточно, поэтому мы собираемся и говорим: в этом году — этим поселениям, на следующий — тем. Стараемся вкладывать туда, где наиболее сложная ситуация.

– Мы недавно делали большой материал по проблемам пчеловодства, когда из-за обработки ядохимикатами рапсовых полей гибнут пчелы. Как решается проблема в Омском районе?

– На сегодняшний день мы договорились со всеми, кто выращивает цветущие технические культуры (рапс, донник, подсолнечник и др.), что пасечник, который вывозит пасеку на ту или иную площадь, обязан предупредить фермера или хозяйство, куда он приехал. С другой стороны, хозяйствующий субъект, если ему необходимо произвести обработку, должен предупредить об этом пчеловода за 2–3 дня. Всё это контролирует управление сельского хозяйства. Летом у нас была такая проблема, весной мы будем по этому вопросу собираться. Это действительно важно.

– Ещё одна важная проблема: бездомные собаки. Об этом много говорится и в городе, и в районах. Как она у вас решается?

– Вопрос достаточно болезненный. Сегодня федеральные законодатели закрепили полномочия по этому вопросу за субъектом федерации, то есть это полномочия не муниципалитета, а области. Отвечает за этот вопрос Главное управление ветеринарии в составе Министерства сельского хозяйства. Муниципалитет заключает с Главным управлением ветеринарии соглашение, и нам выделяют денежные средства. В этом году выделили более 2 миллионов рублей. Мы объявляем конкурс, к нам заявляется заинтересованное лицо, отлавливает на эти деньги собак. А дальше самое интересное. Раньше их какое-то время содержали и, если не находился хозяин, усыпляли. Это, может быть, не гуманно, но такая практика была и вопрос решался.

Сейчас зоозащитники добились изменения законодательства, и животных нельзя убивать. Теперь происходит следующее: оператор, который выиграл, отлавливает собак, прививает, стерилизует, обламывает клыки, чипирует и выпускает. Откуда забрали — туда и выпустили. То есть социальная опасность по факту остается. Я сам зоотехник по образованию и знаю, что стерилизация не снижает агрессивность, потому что агрессивность животного — это психика. И что происходит сегодня? Чипированные собаки кусают людей.

4

Вторая проблема — это низкая стоимость. Мы в этом году уже дважды объявляли конкурс — и никто не появился. У нас оплата 5 тысяч рублей за все манипуляции, у соседей — 10-11 тысяч. Мы с предложением вышли в наше правительство, надеемся, что будет рассмотрено, потому что мы не можем найти исполнителя. И даже если мы эту проблему решаем, то не решаем вторую: мы не можем обеспечить населению безопасность от собак, потому что их возвращают назад. В этой связи напрашивается создание какого-то регионального приюта животных, где стерилизованных животных будут содержать и искать им новых хозяев. Тогда эта мера будет эффективной. Но это должно быть централизованно, сделать это всё на уровне муниципалитета невозможно из-за ограниченности финансов.

- Вопрос по поводу соцсетей. Вы активно ведёте аккаунт в Инстаграме. Есть разные позиции: кто-то закрывает публичные комментарии, кто-то нет. Какова ваша позиция в этом плане? Устаёте от такого общения?

– Нет, сегодня вот ехал на работу, переписывался. На комментарии я отвечаю сам. Пока еду на работу, у меня есть примерно час, стараюсь отвечать. Либо уже поздно вечером. Единственное, что я удаляю, это пошлость, грубость, хамство.

– Но в целом полезный инструмент?

– Я думаю да, полезный. Уже было несколько эпизодов в моей практике: человек мне пишет (по тому же Новоомскому было, когда возникли проблемы с водоснабжением) и когда реакция идёт от меня, тогда вопрос быстро решается. Один человек мне написал без двадцати пять утра. И всё, закрутилось. Потому что где-то не нашёл других вариантов, ну и написал.

– Теперь хотелось бы поговорить о не очень приятных вещах, связанных с судебным процессом, где вы выступаете в качестве ответчика по обвинению в коррупции. Скажите, какая сейчас ситуация по последнему суду?

– Ситуация объективно абсолютно надумана. Есть федеральный закон о коррупции, который чётко определяет критерии, под которые попадает понятие коррупции. Судите сами, меня обвиняют в искажении декларации. Буквально оно заключается в следующем. Первое. Не вынес в отдельную строку деньги, которые получил за больничный — 3802 рубля, если быть точным. Второе. Мы с супругой проживаем в служебном жилье в Омске, поскольку своего не имеем, жена прописана у родителей, но собственницей там не является. Естественно, как любящая дочь, она посещает своих родителей. Претензия: почему не указала право пользования на это жильё? Я говорю: каким образом она им пользуется? – Ну в гости ж приходит! Получается по этой логике, если я к вам в гости пришёл, я это тоже должен задекларировать? Или в ресторан пришёл? Или в гостинице в командировке проживаю? Это тоже нужно декларировать? По документам жена не является собственницей, собственниками являются родители, а то, что она пользуется служебным жильём, она в декларацию внесла. И третье. У меня с братом долевая собственность на дом, половина дома принадлежит мне, а вторая половина дома и земельный участок — брату, я не являюсь собственником земельного участка. Адрес земельного участка — по улице Сафиуллина, а дом фактически стоит на улице Санина. То есть я этот участок выношу как право пользования, а проверяющие этого не видят, так как адреса не совпадают, и вменяют мне, что я не указал право пользования земельным участком. Суд все эти «детали» не рассматривал. Я знаю, что губернатор был крайне возмущён, когда узнал суть происходящего. Понятно, что есть «синдром исполнителя» (иск был от Игоря Мурашкина, начальника Управления губернатора Омской области по профилактике коррупционных правонарушений. С декабря 2020 он уже не работает), и что руководитель региона не может досконально вникать во все подробности, у него колоссальный объём работы. Александр Леонидович заявил, что он чётко обозначил свою позицию ещё в декабре и речь идёт не об отставке главы района, а о выполнении обязанностей, возложенных по закону на совет муниципального района.

– Вы встречались с губернатором и считаете, что он вас поддерживает?

– Конечно. Я могу это с уверенностью сказать. Он меня поддерживает, и он публично об этом заявил.

Изначально, когда в марте началась вся эта история, антикоррупционное управление Мурашкина вынесло на совет требование рассмотреть эти мои, условно говоря, нарушения и объявить мне предупреждение (по первому федеральному закону). Но по законодательству орган, который может рассматривать подобные обращения, должен быть определён законом субъекта. Председатель совета ответил управлению: у нас нет ни положений, ни нормативов, ни закона Омской области, который регламентировал бы нам рассмотрение по данным основаниям.

Через полгода, в сентябре, мы получили от имени губернатора письмо, где речь уже идёт об отставке за коррупционные нарушения. Совет рассматривает — оснований нет, и опять пишет соответствующее письмо на губернатора. И дальше уже начинается история с судом и так далее. После того, как я побывал у губернатора, Мурашкин в скором времени сложил свои полномочия, но при этом суд вынес решение: во-первых, признал бездействие совета в части нерассмотрения вопроса о применении мер к главе района, а во-вторых, обязал совет рассмотреть сентябрьское письмо губернатора, где речь идёт об отставке.

Теперь нам надо понять, чего суд хочет. Рассмотреть письмо губернатора — это одна история, а признать бездействие совета в части о неприменении мер юридической ответственности к главе — другая. Кроме того, просто рассмотреть — ну понятно, совет собрался и рассмотрел. А вот в части «неприменения норм юридической ответственности» — тут вопрос. Поэтому сейчас будем просить разъяснения.

– На апелляцию планируете подавать?

– Пока вопрос открыт. В любом случае решение будет принимать совет. Законодательство предусматривает проект решения и уведомление меня как лица заинтересованного. Ни одного, ни второго нет, соответственно, процессуально всё нарушено. Когда будет разъяснение суда, надо понять, как исполнять все эти решения. До вступления в законную силу ещё две недели, конкретной даты ещё нет, письмо подготовлено и направлено.

– Ходят слухи, что вся эта история связана с газопроводом, который вы якобы не захотели отдать некой компании без конкурса.

– У меня позиция всегда была однозначная: я за здоровую конкуренцию. Не зря же президент говорит: конкуренция должна быть во всех сферах деятельности. Потому что она порождает снижение стоимости и стимулирует повышение качества услуги. Абсолютно нормальный подход, я им руководствуюсь на протяжении всей своей деятельности и стараюсь всё делать через открытый аукцион. Да, кое-кому это не нравится,.

На сегодняшний день вся политика в районе выстроена исключительно на аукционных процедурах. Мы выявляем определённое количество бесхозяйных объектов в части газопроводов и забираем их в муниципальную собственность , а потом выставляем на аукцион: кто забрал, тот забрал. Потом получаем с этого доход в бюджет. Почему мы должны по-другому распоряжаться своим имуществом?

Мы выявили достаточно объёмную бесхозяйную трубу с большим объёмом газа, способным газифицировать несколько населённых пунктов, о чём молчали те люди, кто эту трубу эксплуатировал. И отсюда начался конфликт интересов. Начали оказывать давление, чтобы мы отдали трубу, но мы на это не пошли.

– С губернатором вы как-то обсуждали эту проблему?

– Безусловно, у губернатора позиция однозначная: есть закон, и мы идём в рамках закона. А вот некоторые, скажем так, лоббисты подталкивают на «пограничные» действия, которые для нас неприемлемы. Есть чёткая аукционная процедура: ребята, приходите, официально участвуйте, выигрывайте и тогда — забирайте и эксплуатируйте.

– Есть информация, что на вас оказывают и другие формы психологического давления. Говорят, недавно в администрации Омского района в очередной раз проходили обыски?

– Да, это происходит с изрядной периодичностью. Ну чтоб вы понимали: за 8 лет моей деятельности в отношении меня лично было возбуждено 7 уголовных дел — то есть примерно раз в год.

В основном они закрыты, либо вялотекущие, потому что состава нет. Тем не менее, эта мера воздействия имеет место. То обыски периодические, то ещё что-нибудь. Уже не смешно, на самом деле.

– И ещё вопрос по поводу информационного давления: то пишут, что вы в Инстаграме не ту фотографию выложили, то горку не ту собрали…

- Да, по поводу фотографии писали, что я уехал кататься на лыжах, а люди без тепла. На самом же деле это был конец ноября, отопительный период в то время давно уже стартовал, и все обвинения не соответствовали действительности. Я бы не никогда поехал отдыхать, если бы у меня люди замерзали.

– Чиновникам сегодня не позавидуешь, очень тяжёлая работа. Как у вас с мотивацией? Что заставляет оставаться здесь и работать под таким давлением?

– Я об этом задумываюсь уже достаточно серьёзно. Ну, во-первых, когда оглядываешься назад, видишь, как много было сделано за этот период, без ложной скромности. Второй момент — за мной стоит и моя команда, которая со мной работала все эти годы, целые коллективы и их семьи. Осталось ещё два года срока моих полномочий, и если я сейчас останусь на своем посту, то потом уже буду принимать решение — идти дальше или нет. Пока окончательного решения не принял, но, если будет продолжаться в том же духе, скорее всего, я закончу свою работу в должности главы. Потому что какой смысл без конца бороться с ветряными мельницами? С одной стороны, я могу ещё много сделать, с другой — ради чего тратить своё здоровье? Есть другие ценности.

– Где вы сейчас берете энергию для жизни?

– В людях. Многие меня поддерживают, несмотря на то что много критики. В семье, конечно, у меня уже внук. Бегаю на лыжах. Ещё рыбалка, охота. Правда, редко бывает возможность, но очень люблю побыть на природе, побродить по лесу.


Яндекс.Директ ВОмске




Комментарии

Ваше мнение

06.07.2023

Довольны ли вы транспортной реформой?

Уже проголосовало 115 человек

22.06.2023

Удастся ли мэру Шелесту увеличить процент от собранных налогов, остающийся в бюджете Омска?

Уже проголосовало 105 человек



























Блог-пост

Оксана Клименко

— Коуч, психолог

Ольга Савельева

— попутчица

Валентина Фоменко

— Психолог


Яндекс.Директ ВОмске

Стиль жизни

«Включить здоровый пофигизм, отключить чувство вины»

Story

«Включить здоровый пофигизм, отключить чувство вины»

Владелица омской чайно-кофейной сети VINTAGE Елена Михайлова — о трех годах обучения любви к себе, ответном воспитании немытыми руками, чтении «всего не приколоченного» и семидесятистрочных стихах наизусть, да и вообще о том, каково это — одновременно выращивать детей и бизнес.  

317012 июня 2024
«Если ты не построишь свою мечту, тебя наймет другой человек и построит эту мечту с помощью тебя»

Story

«Если ты не построишь свою мечту, тебя наймет другой человек и построит эту мечту с помощью тебя»

Юлия Алхамви – о том, как они с мужем Захиром устроили сладкую жизнь дома и на работе, на которую она смотрит как на... отдых. Об избавлении от конфликтов договоренностями «на берегу», неслучайном совпадении числа детей и проектов-направлений, о том как далеко намерен шагнуть семейный бренд «Алхамви». А также о том, где в Омске можно попробовать сирийские блюда и настоящий арабский кофе на песке.

336811 июня 2024
«Жить с ощущением того, что я сегодня лучше, чем вчера»

Story

«Жить с ощущением того, что я сегодня лучше, чем вчера»

Мария Бахтина – о пути от студентки после курсов маникюра до совладельца сети барбершопов DABRO, «МЕТРО» и салонов красоты Love me, обслуживающих по 16 000 человек в месяц уже не только в Омске, о тесте на «бизнес-совместимость» в детском лагере, свиданиях в замужестве и традициях в семье.

341306 июня 2024
«Мой девиз по жизни – мне можно всё»

Здоровье

«Мой девиз по жизни – мне можно всё»

Заведующий кафедрой теории и методики адаптивной физической культуры ФГБОУ ВО СибГУФК, кандидат биологических наук, доцент Ирина Таламова — о простукивании тела и прослушивании скрипки, приветствиях Солнцу и Луне, рекомендуемых «квадрате» и «треугольнике», ободряющей татуировке и психорегулирующей вышивке.

3449203 июня 2024

Подписаться на рассылку

Яндекс.Директ ВОмске




Наверх