Виктор Шкуренко: «Наша с Шадриным выручка за прошлый год составила более 30 миллиардов»

Один из самых открытых и успешных омских бизнесменов рассказал «ВОмске» об итогах 2018 года и планах на будущее.  

393724 января 2019
Виктор Шкуренко: «Наша с Шадриным выручка за прошлый год составила более 30 миллиардов»

— Виктор Васильевич, каковы итоговые цифры за 2018 год?

— Если говорить о ритейле, впечатляющих результатов у нас нет. По «Холифуду», предприятию на котором числятся все «Низкоцены, мы выросли всего на 4 процента, выручка составила 8,8 млрд рублей. Небольшой рост обусловлен, в том числе тем, что ранее казахские магазины Inmart входили в «Холифуд», а сейчас — нет.

1

В оптовой торговле, в дистрибьюции, мы выросли на 9 процентов и впервые преодолели планку в 10 млрд рублей, отгрузка за прошлый год — 10,8 млрд рублей.

В ООО «Регионпиво», которым управляет мой партнер Денис Костылев, более впечатляющие результаты — отгрузка составила 4,8 млрд рублей, что почти на 50 процентов больше, чем годом ранее.

Также я доволен результатом команды, которая занимается дикоросами, они выросли раза в два. Если память не изменяет, то они продали 3 200 тонн. Это внутри ТД «Шкуренко». Почти также быстро росла выручка у бизнес-единицы «бытовая техника» (опт и сеть ELECTRO), если раньше мы занимались только мелкой бытовой техникой, то в прошлом году вышли на рынок и крупной. Миллионов на триста в год продаем.

Если суммировать весь бизнес, в котором участвую я и мой партнер Шадрин, а он расположен в восьми регионах, то выручка за прошлый год составила более 30 млрд рублей.

— Ожидали большего?

— Я уже года два-три не ставлю грандиозных планов, потому что в стране экономический кризис. Раньше мы росли более высокими темпами — 30-40 процентов в год.

2

— Выросло ли количество торговых точек по разным направлениям?

— В 2018 году мы открыли много магазинов ELECTRO внутри «Низкоценов» (shop-in-shop). На сегодняшний день общее количество точек как отдельных, так и внутри «Низкоценов», составляет 58.

В Павлодаре открывали новые магазины Inmart, и сейчас их насчитывается десять, на днях откроем одиннадцатый.

— В одном из прошлых интервью Вы говорили о планах зайти в Астану.

— Да, даже договор аренды заключили, но потом мы его отменили, пришлось выплатить штрафные санкции. Решили, что лучше сейчас наладить бизнес-процессы в Павлодаре. Проблема в том, что раньше у нас казахский бизнес был внутри «Низкоценов», поэтому технологические процессы легко переносились из России в Казахстан. А сейчас мы поменяли стратегию — мы перезапустили отдельный бизнес, где у нас управляющий партнер Андрей Поддонец, поэтому там все нужно выстраивать с нуля. Пришлось заново налаживать бизнес-процессы, программу, контроль. Мы приняли решение не прыгать в другие регионы, пока не решим вопрос в Павлодаре, в котором, к слову, по количеству точек среди торговых сетей мы на первом месте.

Там мы развиваем формат не «Низкоценов», а скорее «Магнита» или «Пятерочки»— по площади магазины не превышают 600 метров. С таким форматом, как например, «Красное и белое» проще работать, у них больше возможностей по локациям – открытие Inmart’ов нам далось легче, чем «Низкоценов».

— «Низкоценов» на сегодняшний день сколько?

— 73. Последний мы открыли в Горняке Алтайского края. А всего за прошлый год мы открыли девять магазинов и один в Туринске Свердловской области закрыли.

— Из Свердловской области совсем ушли?

— Нет, еще один магазин там остался. Кроме этого у нас есть там земля, и мы строим также «Низкоцен».

3

— В августе вы рассказывали о покупке в Красноярском крае двух земельных
участков…

— Их уже значительно больше — шесть или семь. Там не будет «Низкоценов», в Красноярском крае мы планируем развивать девелопмент, планируем строить торговые комплексы.

— А в Кемеровской области?

— В Анжеро-Судженске в марте-апреле мы откроем «Низкоцен». На других участках начали строительство. Мы интенсивно скупаем земельные участки в этих регионах.

— Как обстоят дела с логистическим центром в Омске?

— Думаю, что летом мы уже туда переедем. Планировали в Новый год, но не получилось.

— Расскажите подробнее о проекте интернет-магазина «Низкоцена».

— Я не спешу с его реализацией. Роман (экс-редактор газеты «Ваш ОРЕОЛ» Роман Лендел,
— ред.) работает над ним, но говорить о чем-то еще рано. Идея очень простая — это дополнение к «Низкоцену». Мы планируем продавать через него те товары, которые не представлены в «Низкоцене», но заявку можно сделать как в интернет приложении, так и в самом магазине, и товар можно получить там же, используя наши логистические возможности.

— Довольны ли вы тем, как идут дела у Виктора Скуратова?

— Да, я доволен. Виктор развивается довольно агрессивно, на мой взгляд, даже есть смысл остановиться и оглядеться. Но он тоже это понимает и постоянно корректирует свою стратегию. Что мне нравится в этом проекте, в отличие от нашей розницы, что там показатель like for like растет по всем кофейням, в том числе в других городах.

4

— Сколько вы уже вложили в этот проект?

— Точно больше 150 млн рублей.

— С чем связан ваш выход из бизнеса Алексея Глазачева? (владелец магазинов «Крестьянский двор» недавно сообщил об их закрытии, планирует переформатирование)

— Потому что это оказался не бизнес, а благотворительность. Выручка в «Крестьянских дворах» меньше, чем выручка в наших магазинах «Продукты 24» той же площади. Все деньги в этот проект инвестировал я, поэтому ему нужно искать нового инвестора.

— В чем проблема этого проекта, на Ваш взгляд?

— Люди декларируют, что они готовы покупать натуральные продукты, но на самом деле, их по-прежнему в первую очередь интересует цена и удобство, они не готовы переплачивать за натуральность или полезность. Аудитория таких магазинов оскорбительно мала. Покупатели должны быть фанатиками здорового питания, они должны разбираться в этой продукции, как разбирается Алексей, но далеко не все готовы к этому.

Я не увидел перспектив расширения этого бизнеса. При этом если хотя бы один магазин был в плюсе, я бы продолжал инвестировать. На мой взгляд, здесь проблема не в дислокации и еще в чем-то, а в самой идее (если сравнивать со »Скуратов», где выручка растет постоянно, то в «Крестьянских дворах» она падает).

Тем не менее, я положительно оцениваю этот опыт, потому что я хотел запустить проект, связанный с продажей натуральных продуктов или иных, несетевых, но в сетевом формате. Все мы думаем об успехе «ВкусВилла» в Москве и хотим скопировать эту концепцию. Поэтому с Алексеем или без него, я бы попытался реализовать такой проект. Я попробовал, и этого было достаточно, чтобы понять, что мне проще продавать продукты питания по более низкой цене и выстраивать бизнес-модель низких издержек, а не предоставления какой-то дополнительной потребительской ценности для покупателей.

Меня всегда раздражают убыточные проекты. Можно прикладывать больше усилий, как это было с сетью ELECTRO, которая лежала на боку, или с дикоросами, но бывает, что усилия не монетизируются.

— Недавно Вы купили эксклюзивные контракты на продажу марок «Лужайкино»,
«Омский бекон», Ehrmann и других продуктов для продажи на Север. Как идут дела?

— Эксклюзивные права — звучит громко. Мы купили дистрибьюторскую компанию на севере Тюменской области. Сейчас идет процесс формирования нашей корпоративной культуры, поэтому о каких-то конкретных результатах говорить еще пока рано. Но мы поставили себе цель развивать это направление — я готов и в Новосибирске и в других регионах покупать компании. Переговоры мы ведем, но результатов пока нет.

—  Каковы планы на 2019-й?

— Основной challenge этого года — девелопмент в районным центрах и небольших городах. Будем строить в Кемеровской области для себя и в Красноярской — для кого-нибудь. Мы скупаем земли под строительство крупных торговых комплексов площадью 20 тысяч кв.м. У нас уже есть объект в 22 тысячи «метров» в Кисилевске, я доволен им. У нас сложилось понимание, как это делать, будем тиражировать эти проекты.

— Развитие идет полным ходом. Не чувствуете усталости? Вам чужд «синдром Галицкого»?

— Нет (смеется), я нисколько не чувствую усталости. Во-первых, я младше Галицкого, а во- вторых, у меня есть команда, я занимаюсь только формированием стратегии, корпоративной культурой и крупными сделками, операционку я не трогаю. Персоналом, кроме топ-менеджеров, я также не управляю.

— К слову о персонале. Сервис по поиску работы Superjob убрал графу «образование» из объявлений о вакансиях. По мнению руководства, компании стали чаще принимать во внимание реальные навыки и опыт соискателя, а не «корочку». Вы согласны с этим мнением?

— Абсолютно согласен. В частности в торговле образование не важно. Если мы говорим о программистах или финансовых директорах, то, конечно, образование имеет значение. А обычный персонал или начинающих мы и в компании можем обучить.

Понятно, что высшее образование дает навыки, к общению в том числе, общий уровень знаний, формирует интеллект, но если по какой-то социальной причине человек не закончил вуз, но все это есть, то высшее образование уходит на второй план.

— И немного о личном. Ваш младший сын учится уже четвертый год в Нью-Йорке. Расскажите о нем.

— Владислав учится на режиссера. Иногда мы встречаемся с ним в третьих странах. Например, Новый год мы встретили в Швейцарии. Мы всегда уезжаем на Новый год из России, потому что здесь праздник в основном ассоциируется с алкоголем, а за границей выпивается гораздо меньшее количество. (Улыбается.)  Ну и, конечно, это возможность отдохнуть, так как в рабочие дни мне сложнее уехать.

— Сколько Владиславу еще учится?

— Я даже не знаю. В отличие от моего партнера Дмитрия Шадрина, который, прежде чем его ребенок поступил, сам объездил вузы, я никуда не выезжал, сын сам сделал свой выбор.

— А старший сын чем занимается?

— Руслан производит печенье «Дарим вкус». У него, к слову, тоже оборот растет, примерно на 30 процентов в год, и я горжусь его успехами. Наша бизнес-модель такова, что ТД «Шкуренко» у него покупает все, что он производит. При этом, если честно, он не доволен моими продажами — он может выпускать больше продукции.

Автор:Екатерина Солощенко

Фото:Из Instagram Виктора Шкуренко и ВОмске

Теги:Виктор ШкуренкоторговляритейлНизкоцен


Яндекс.Директ ВОмске




Комментарии

Ваше мнение

15.04.2019

А вы за Зеленского или за Порошенко?

Уже проголосовало 120 человек

19.03.2019

Как вы относитесь к мусорной реформе в Омской области?

Уже проголосовало 176 человек







Блог-пост

Антон Медведев

— главный редактор

Борис Сухоруков

— Омич-озеленитель

Другие новости


Яндекс.Директ ВОмске

Эксклюзив

Итальянские каникулы

Николай Бердяев полагал, что только в Италии «русскому вольно дышится». Мне – ещё и бродится…

49713 апреля 2019

Владимир Ходус. Спасая судьбы

Пятнадцать лет назад пациенты-диабетики с критической ишемией нижних конечностей зачастую лишались ног. Благодаря коллективу единомышленников, возглавляемому Владимиром Ходусом, их вот уже несколько лет их вылечивают без ампутации..

215918 марта 2019

Знаете ли вы Омск — 9?

Новый «восьмимартовский» тест посвящен известным женщинам, чьи судьбы связаны с Омском.

147608 марта 2019

ЛОРды в медицинских халатах

«Он стал нашим семейным врачом», «очень внимательная и отзывчивая» и даже — «это один из лучших ЛОРов в городе». Так говорят о врачах-отоларингологах Многопрофильного центра современной медицины «ЕВРОМЕД» Викторе Папулове и Валентине Киштеевой.

2740405 марта 2019

Валерий Алексеев: «Режиссёр меня прятал и говорил: "Ну как же заткнуть твой фонтан?"»

«Какая песня без баяна», а город Омск без Валерия Алексеева? Это наше театральное лицо, гордость и достояние.

262523 февраля 2019

Стиль жизни

Олеся Шмидт: «Кормление бездомных — это служение…»

Уклад

Олеся Шмидт: «Кормление бездомных — это служение…»

Маленький рассказ о доброй обаятельной и мудрой женщине, которая кормит бездомных, воспитывает детей и учит йоге, а все её многочисленные ипостаси органично вплетаются в единую концепцию помощи людям.

48912 апреля 2019
Сергей Гульченко: «В каждом городе ты первым делом узнаешь, где ближайший тренажерный зал»

Уклад

Сергей Гульченко: «В каждом городе ты первым делом узнаешь, где ближайший тренажерный зал»

У артистов цирка, обычно, два способа обрести призвание — быть частью цирковой династии и не мыслить иной карьеры, кроме цирковой, и влюбиться в цирк случайно, оставшись в нём навсегда. У клоуна Сергея Гульченко получилось найти третий путь.

58909 апреля 2019
Как один риэлтор променял офис на манеж

Story

Как один риэлтор променял офис на манеж

Когда-то Николай Грушин был успешным московским риэлтором. Сейчас он — руководитель и участник одного из самых сложных акробатических цирковых номеров — «Венецианского карнавала». Что стало важнее денег и чем в наше время могут удивить зрители акробаты, читайте в нашей маленькой истории про молодость и мечту.

59406 апреля 2019
Юрий Филатов: «Обидно, когда учителя в школах называют детей клоунами — быть клоуном не так просто»

Уклад

Юрий Филатов: «Обидно, когда учителя в школах называют детей клоунами — быть клоуном не так просто»

Профессиональный драматический артист, ветеран боевых действий, дрессировщик вьетнамских кабанчиков, многодетный отец и знаменитый клоун — о решающих поворотах судьбы и о том, легко ли быть хорошим ковёрным.

128525 марта 2019

Подписаться на рассылку

Яндекс.Директ ВОмске




Наверх